Субсидиарная ответственность главного бухгалтера


На бухгалтера Ахмадееву повесили миллионные недоимки компании — чего теперь ждать вам: узнайте, как постоять за себя в суде >>>

Из-за налоговых долгов инспекторы могут начать процедуру банкротства. То же самое может случиться, если компания применяла незаконные способы оптимизации, а инспекторы доначислили огромные суммы налогов, пеней, штрафов.

В 2019 году у налоговиков есть возможность взыскать долги за счет личного имущества главного бухгалтера и финансового директора. Раньше в таких случаях имуществом отвечал только генеральный директор. 

Новая субсидиарная ответственность главбуха при банкротстве 

Теперь личным имуществом рискуют не только руководители, но и главбухи. Причем даже после исключения организации из ЕГРЮЛ. Раньше из закона было неясно, кого можно привлечь к субсидиарной ответственности. Заявления подавали и на директоров и на главбухов. Но имущество взыскивали обычно у директоров.


Подробнее о том, какая ответственность предусмотрена для должностных лиц, рассказали эксперты Системы Главбух.

Теперь в законе ясно сказано, что главбух и финдир тоже несут ответственность. Поэтому риски для главного бухгалтера растут. 

Чиновники внесли поправки в КоАП и Закон о банкротстве. Суть в том, что главный бухгалтер и финансовый директор пополнят список контролирующих лиц в случае банкротства организации. То есть тех людей, кто может получать выгоду от незаконных действий компании.

Это означает, что если по инициативе инспекторов компанию признают банкротом за налоговые долги, личное имущество главбуха могут арестовать, а затем и взыскать в счет задолженности перед бюджетом.  

Изменения в субсидиарной ответственности

Налоговики могут исключить недействующую компанию из ЕГРЮЛ самостоятельно без суда. Необходимых условий для этого стало больше.

Узнай, как изменилась ответственность бухгалтера за долги компании >>

В ЕГРЮЛ теперь включаются сведения:

  • о возбуждении производства по делу о банкротстве юридического лица;
  • о проводимых в отношении юридического лица процедурах, которые применяются в деле о банкротстве (п. 1 ст. 5 Федерального закона № 129-ФЗ).

Если у налоговиков есть такие сведения, они не вправе принимать решение об исключении организации из ЕГРЮЛ (п. 2 ст. 21.1 Федерального закона № 129-ФЗ).

Основания для привлечения к субсидиарной ответственности 


Чтобы привлечь к субсидиарной ответственности руководителей, главбухов, финдиров, нужно доказать, что именно их действия привели к банкротству. Сотрудники же, в свою очередь, сами должны аргументировать то, что их действия не являются злым умыслом.

Подробнее о том, в каких случаях можно избежать ответственности, рассказали эксперты Системы Главбух.

Не имеет значения тот факт, что на момент признания должника банкротом главбух или финдир уже не работают в компании.

Если должника признали банкротом вследствие действий или бездействия нескольких контролирующих должника лиц, то такие лица отвечают солидарно. Размер ответственности равен совокупному размеру требований. Сумма складывается из требований:

  • кредиторов, включенных в реестр требований, а также заявленных после его закрытия
  • кредиторов по текущим платежам, оставшихся непогашенными по причине недостаточности имущества должника.

Срок для субсидиарной ответственности

В 2019 году к субсидиарной ответственности по долгам ООО могут привлекать контролирующих лиц даже после исключения юридического лица из ЕГРЮЛ (Федеральный закон от 28 декабря 2016 г. № 488-ФЗ). 

Узнайте, в течение какого срока бухгалтера могут привлечь к ответственности >>

Раньше налоговики могли подать заявление о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности только в ходе конкурсного производства. Сроки были очень сжатыми – не позднее чем через месяц с даты возникновения соответствующих обстоятельств.


В 2019 году подать заявление инспекторы смогут как в ходе конкурсного производства, так и после завершения этой процедуры. срок увеличился. Теперь у налоговиков есть на это три года со дня, когда должника признали банкротом.

www.glavbukh.ru

Субсидиарная ответственность физических лиц

Субсидиарная ответственность – это финансовая ответственность физического лица в размере всей непогашенной задолженности компании перед кредиторами и уполномоченными органами.

Привлечь к субсидиарной ответственности можно директора, учредителя, главного бухгалтера и других физических лиц, ответственных за деятельность должника. Имеется специальный термин – «контролирующее должника лицо».

В соответствии с многократно «редактировавшимся» Федеральным законом от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) контролирующее должника лицо – это лицо, имеющее либо имевшее до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять его действия. В том числе и путем принуждения к ним руководителя или членов органов управления.


Иными словами, контролирующие лица в несостоятельности – это те, кто фактически руководил компанией-должником и мог довести ее до банкротства.

Таким образом, к субсидиарной ответственности можно привлечь практически любое физическое лицо, которое может быть даже никак не связано с должником юридически, но фактически управляло им определенный период до банкротства, что подтверждается, например, показаниями свидетелей.

То есть, скажем, ликвидация компании путем смены ее должностных лиц, либо реорганизация в форме слияния или присоединения позволяют переложить ответственность на нового генерального директора или юридическое лицо с момента внесения соответствующего изменения в ЕГРЮЛ, но не освобождают от ответственности реального генерального директора и учредителя за действия, совершенные в период их руководства компанией.

Если компания с задолженностью перед бюджетом была продана новому ответственному лицу, то новый генеральный директор будет нести ответственность за погашение этого долга, но ответственность за создание задолженности несет тот генеральный директор, который руководил компанией в момент создания этого долга.

Основания для привлечения к субсидиарной ответственности могут быть как прямыми, так и косвенными. Например, ответственность директора как руководителя компании предполагает субсидиарную ответственность по обязательствам должника, если документы бухгалтерского учета отсутствуют или не содержат информацию об имуществе и обязательствах должника, либо если указанная информация искажена.

Изменения в Законе о банкротстве


Федеральным законом от 23.06.2016 № 222-ФЗ в Закон о банкротстве внесены изменения, существенно расширяющие зону ответственности контролирующих должника лиц, возможности «удостоиться» привлечения к субсидиарной ответственности и нацеливающие налоговиков активнее искать недоимки у банкротящихся компаний.

Минимальный период влияния «контролирующего лица» на деятельность компании до банкротства увеличивается с двух до трех лет. Такое изменение представляется вполне обоснованным, поскольку обычно дела о несостоятельности возбуждаются с очень большим опозданием – через три или более года после того, как появились признаки банкротства.

Также уточняется, что контролирующими можно признать лиц, которые влияли на компанию через родственные, свойственные связи или с помощью служебного положения.

Появилось новое основание для того, чтобы привлечь к субсидиарной ответственности директора или иного руководителя должника. Это возможно, если более 50% всех требований возникло в результате правонарушения (в т. ч. налогового), которое было совершено во время работы директора. По мнению экспертов, эта норма может стать новым рычагом давления на должников со стороны ФНС.

Для директоров организаций отменяется презумпция невиновности в целях субсидиарной ответственности – в случае возникновения недоимки в результате налоговых правонарушений они будут считаться виновными при привлечении к субсидиарной ответственности, пока не докажут обратного.


В целях защиты интересов государства, желающего получить с банкрота долги по налогам и сборам, вводится дополнительная степень защиты налоговых платежей от их оспаривания
при банкротстве и увеличивается срок включения в реестр требований кредиторов налоговой задолженности, которая выявлена после закрытия реестра требований кредиторов.

Наконец, норма, вступающая в силу с 1 января 2017 года, на 6 месяцев продлевает для налоговиков срок подачи требований в конкурсном производстве в тех случаях, когда нужно больше времени для проверки или решение в пользу ведомства не успело вступить в силу. Причем этой временной «форой» сотрудники ИФНС могут воспользоваться даже в том случае, если до начала процедуры или на ее ранних этапах налоговики не то чтобы «били баклуши»,
но, мягко говоря, не проявляли должной активности и оперативности.

При этом новая привилегия службы может создать неопределенность для участников банкротства, поскольку доначисление налогов способно из­менить соотношение голосов кредиторов и повлиять на распределение конкурсной массы. Кроме того, при обжаловании сделок налоговые органы получают такие же «льготы», как и кредитные организации.

Вышеозначенные новации полностью согласуются с намерениями чиновников во что бы то ни стало увеличить поступления от налогов в делах о несостоятельности.

Права кредиторов


По замыслу законодателя, кредиторы должны перестать быть «пассивными» участниками процедуры банкротства. В качестве руководства к активным действиям можно воспринимать поправку, дающую кредиторам новые возможности определять, как реализовывать имущество из конкурсной массы. Теперь они вправе утвердить иной порядок его продажи, чем тот, который был предложен конкурсным управляющим.

Привлечение к торгам наибольшего числа потенциальных покупателей и реализация имущества по наиболее высокой цене теперь возможны благодаря наделению кредиторов правом самостоятельно утверждать условия проведения торгов и изменять состав лотов в случае нерезультативности первых торгов.

Если на единый комплекс покупателей не найдется, кредиторы могут распродать имущества
по частям. Согласие кредиторов теперь требуется и для того, чтобы привлечь к торгам специализированную организацию.

Обязанности организатора торгов дополнены несколькими новыми:

  • осуществлять разумные необходимые действия для поиска и привлечения покупателей с учетом особенностей выставленного на торги имущества должника;
  • обеспечить возможность ознакомления с подлежащим продаже на торгах имуществом должника и имеющимися в отношении этого имущества правоустанавливающими документами, в том числе путем осмотра, фотографирования указанного имущества и копирования указанных правоустанавливающих документов.

В случае если недобросовестный должник вывел имущество или совершил иные подозрительные сделки, в результате которых появились признаки неплатежеспособности организации, введена презумпция цели причинения вреда кредиторам, что упростит оспаривание таких сделок.
чь идет о расширении понятия цели причинения вреда имущественным правам кредиторов при оспаривании сделки по основаниям подозрительности, предусмотренным пунктом 2 статьи 61.2. Закона о банкротстве. Так, цель причинения вреда будет предполагаться не только при наличии неплатежеспособности, либо недостаточности имущества на момент совершения сделки, но и при появлении этих признаков после совершения оспариваемой сделки.

Кроме этого в процедуре банкротства изменено понятие текущих эксплуатационных платежей – из их состава исключены платежи, не связанные с обеспечением сохранности имущества банкрота.

При заключении в процедуре банкротства соглашения об отступном введено обязательное условие в виде погашения текущих платежей и задолженности, причитающейся к уплате в бюджет.

Обзор Верховного суда РФ по банкротству

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ время от времени обобщает и публикует практику применения законодательства о банкротстве. Особое внимание, как нетрудно догадаться, уделяется институту субсидиарной ответственности руководителя должника и контро­лирующих лиц. Остановимся на нескольких значимых делах.

Бремя доказывания невиновности

Суд возложил на контролирующих лиц должника бремя доказывания обоснованности и разумности своих действий при наличии доказательств, свидетельствующих о существовании причинно-следственной связи между действиями учредителей и банкротством подконтрольной организации (определение ВС РФ от 09.03.2016 № 302-ЭС14-1472).


Судьи указали, что заявитель представил достаточные основания, позволяющие усомниться в добросовестности действий контролирующих лиц. Таким образом, бремя доказывания обоснованности и разумности своих действий по правилам АПК РФ перешло к контролирующим должника лицам.

Судебная коллегия также разграничила понятия неплатежеспособности и банкротства должника, отметив, что неплатежеспособность – это лишь прекращение исполнения должником части денежных обязательств, тогда как банкротство – неспособность удовлетворить в полном объеме требования кредиторов.

Указанное дело вошло в Обзор по той причине, что нижестоящие суды частенько указывают на недостаточность доказательств для привлечения контролирующих лиц к субсидиарной ответственности (постановление АС ВВО от 31.05.2016 по делу № А11-7884/2011).

Верховный Суд РФ, удовлетворяя жалобу уполномоченного органа, указывает, что представление доказательств, опровергающих доводы заявителя, не должно вызывать сложности для участника должника, так как данный участник спора обладает всем объемом информации и доказательств.

Причинно-следственные связи

Верховный Суд РФ указывает на презумпцию наличия причинно-следственной связи между виновными действиями руководителя должника по неподаче заявления о банкротстве и вредом, причиненным кредиторам должника (Определение от 31.03.2016 № 309-ЭС15-16713). Случаи привлечения руководителя должника к субсидиарной ответственности за неподачу заявления о банкротстве в месячный срок со дня, когда руководитель в рамках управления предприятием должен был узнать о наличии признаков банкротства, нередки в сложившейся судебной практике.


Презумпция наличия причинно-следственной связи установлена положениями статьи 10 Закона о банкротстве. Однако указанное дело не только подтверждает уже сложившуюся практику, но и конкретизирует ее. При рассмотрении подобных споров судам необходимо определить момент возникновения обязанности подать заявление о банкротстве, факт неподачи такого заявления, а также объем обязательств, возникших за пределами установленного Законом срока.

Несмотря на большое количество дел, определение момента возникновения обязанности представляет некоторые сложности. Так, одни суды определяют момент наступления обязанности сдачей годовой бухгалтерской отчетности, которая указывает на неспособность расплатиться с кредиторами, другие – наступлением обязанности по уплате налогов и сборов либо иных платежей (постановление АС ВСО от 12.01.2016 № Ф02-7094/2015 по делу
№ А78-4382/2014). «Верховные арбитры» указывают, что при рассмотрении вопроса о моменте возникновения обязанности необходимо оценить совокупность конкретных обстоятельств дела и определить, когда добросовестный руководитель должен был узнать о наличии обстоятельств, свидетельствующих о неплатежеспособности должника.

В судебном акте также подробно рассмотрен вопрос определения размера предполагаемой ответственности, который складывается из требований, включенных в реестр, тогда как при своевременном обращении с заявлением о банкротстве данные требования должны удовлетворяться в режиме текущих платежей.

Таким образом, включенный в Обзор судебный акт систематизирует и обобщает практику рассмотрения споров об ответственности руководителя должника, а также определяет перечень обстоятельств, подлежащих доказыванию и выяснению в процессе рассмотрения дела.

Дисквалификация нарушителей 

По закону, к нарушителям процедуры банкротства можно применить такую меру воздействия, как дисквалификация. Дисквалификации на срок от шести месяцев до трех лет могут подлежать должностные лица, которые не инициировали в предусмотренных законом случаях банкротство организации, причем совершили этот проступок повторно (ч. 5.1 ст. 14.13 КоАП РФ). Такая санкция появилась в КоАП РФ в конце прошлого года (Федеральный закон от 29 декабря 2015 г. № 391-ФЗ), и до недавнего времени норма эта была даже не «дремлющей», а «крепко спящей». То, что ее «разбудили», свидетельствует о серьезности намерений налоговиков и арбитражных судей и незавидной участи должников.

Прецедент создал Арбитражный суд Белгородской области своим решением от 09.06.2016
по делу № А08-2321/2016.

В рассмотренном деле у компании имелась задолженность по страховым взносам на пенсионное страхование более чем за три месяца в сумме около 420 тыс. рублей и почти 18 тыс. рублей пени. ПФР прибег к принудительному взысканию долга, но у компании не оказалось достаточных средств. В такой ситуации руководитель должен был обратиться в суд с заявлением должника (ст. 9 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ). Директор это требование проигнорировал, за что на него в октябре 2015 года и был наложен административный штраф в размере 5 тыс. руб. (ч. 5 ст. 14.13 КоАП РФ). В марте ситуация повторилась. В результате руководитель компании-должника был дисквалифицирован на срок шесть месяцев. Он подал апелляционную жалобу, но не приложил к ней нужные документы и не исправил этот недостаток в отведенный судом срок. В результате жалоба была отклонена.

Решение суда так понравилось руководству ФНС, что было опубликовано на официальном сайте и продублировано чуть ли не всеми инспекциям страны с коротким, но емким резюме: «Распространение указанной выше судебной практики будет способствовать предупреждению совершения правонарушений недобросовестными должниками и минимизации случаев использования института банкротства для уклонения от исполнения своих обязательств».

Редакция «ПБ» Сергей Данилов

Электронная версия журнала
«ПРАКТИЧЕСКАЯ БУХГАЛТЕРИЯ»

Лучшее предложение для тех, кому нужен минимальный бюджет и практическая информация по учету и налогам.

Узнать подробнее

www.buhgalteria.ru

Можно ли избежать привлечения к субсидиарной ответственности?

Как показывает практика, в последнее время привлекать к субсидиарной ответственности кредиторы стали не только директоров компаний, но и других контролирующих лиц, в частности, главных бухгалтеров. В качестве примера можно привести недавнее дело о банкротстве Инкасбанка: с главного бухгалтера кредитного учреждения Саморуковой Людмилы, а также с двух других контролирующих лиц, арбитражный суд постановил взыскать солидарно более 11 млрд рублей (Дело № А56-9862/2009).

Можно ли предотвратить привлечение к субсидиарной ответственности главного бухгалтера при банкротстве юридического лица? Юристы компании «КМК» убеждены, что риск для главбуха можно снизить значительно, если придерживаться нескольких правил:

  1. Если есть сомнения в контрагенте или законности совершения сделки, главному бухгалтеру необходимо получить указания от директора в письменном виде. Такие указания также нужны при совершении крупных сделок.

  2. В компании должны действовать четкие, а не шаблонные инструкции, из которых понятно, какой субъект за что отвечает.

  3. В компании должен действовать внутренний документ, закрепляющий порядок согласования сделок.

  4. Все бухгалтерские документы необходимо сохранять. При передаче дел новому бухгалтеру нужно обязательно составлять опись документов.

Эти простые рекомендации помогут избежать переложения больших долгов компании в случае ее банкротства на главного бухгалтера.

www.kmklaw.ru

Ответственность главного бухгалтера до 2013 года

Ныне ставший уже историей Федеральный закон "О бухгалтерском учете" от 21.11.1996 N 129-ФЗ четко определял статус и ответственность главного бухгалтера, который был обязан:

  • нести ответственность за своевременное представление достоверной и полной бухгалтерской отчетности, ведение бухучета и в целом формирование учетной политики (ст.7);
  • обеспечивать соответствие хозяйственных операций предприятия текущему законодательству, контролировать выполнение обязательств и движение имущества (ст.7);
  • нести административную и уголовную ответственность за уклонение от ведения учета в соответствии с порядком, определенным нормативно-правовыми актами, искажение отчетности, нарушение (несоблюдение) сроков представления/публикации бухгалтерской отчетности (ст.18).

Более того, Закон о бухгалтерском учете формулировал обязательность для всех работников предприятия выполнения требований главного бухгалтера, касающихся представления необходимой информации и документов, а также документального оформления хозяйственных операций. При этом любые кредитные, финансовые обязательства, расчетные, денежные документы в отсутствие подписи главного бухгалтера считались недействительными и не принимаемыми к исполнению (ст.7).

Именно изложенные выше обстоятельства в той или иной степени служили основаниями для привлечения главного бухгалтера к специальной субсидиарной ответственности, предусмотренной ст.10 Закона о банкротстве, нередко – к общей субсидиарной ответственности по долгам организации, предусмотренной ГК РФ, а также к уголовной ответственности по ст.195 УК РФ (незаконные действия при банкротстве, заключающиеся, прежде всего, применительно к главному бухгалтеру,  в сокрытии, уничтожении, фальсификации бухгалтерских и других учетных документов, свидетельствующих об экономической деятельности юридического лица).

Субсидиарная ответственность главного бухгалтера в 2013 году

Согласно изменениям, внесенным в Закон о банкротстве 28 июня 2013 года (ФЗ N 134), в контексте нарушений бухгалтерского учета, субсидиарная ответственность может наступить в случаях, если к моменту постановления решения о введении наблюдения или признания должника банкротом:

  • отсутствует отчетность и (или) документы бухучета, составление (ведение) и хранение которых являются в силу закона обязательными; или
  • указанные документы (отчетность) не содержат информации о предусмотренных законом объектах, формирование которой обязательно; либо
  • информация в указанной документации искажена,

и это существенно затрудняет проведение процедур по делам о банкротстве, в том числе затрагивающих формирование и реализацию конкурсной массы.

В новой редакции статья 10 Закона о банкротстве четко определяет, что субсидиарная ответственность за совершение одного или нескольких вышеуказанных действий применима только в отношении лиц, на которых возложена обязанность по организации ведения бухучета и хранения документов бухучета и (или) финансовой (бухгалтерской) отчетности должника.

Может ли являться таким лицом главный бухгалтер? Для понимания этого обстоятельства следует обратиться к текущему статусу главного бухгалтера и пределам его ответственности.

С 2013 года действует новый ФЗ «О бухгалтерском учете» №402-ФЗ от 06 декабря 2011 года, который внес существенные изменения в статус главного бухгалтера, его полномочия и ответственность. В сравнении с ранее действующим законом:

  • не предусмотрено специальных положений об ответственности главного бухгалтера за организацию, ведение, хранение и прочие действия применительно к бухучету и документации (отчетности);
  • нет четко изложенных положений об обязанностях главного бухгалтера и основаниях его ответственности.

Анализ положений Закона о бухгалтерском учете позволяет сделать следующие выводы:

  • обязанность по организации (о чем как раз и идет речь в ст.10 Закона о банкротстве) бухгалтерского учета в полном объеме и с исключительными полномочиями возложена на руководителя экономического субъекта, и хотя это прямо не указано, позволительно сделать вывод о том, что руководитель не вправе перелагать данную ответственность на кого бы то ни было;
  • обязанность главного бухгалтера может заключаться в ведении бухучета и хранении документов бухучета, но исключительно при возложении таковой обязанности руководителем на главного бухгалтера или иное лицо (в некоторых случаях руководитель обязан это сделать, а в некоторых – правомочен самостоятельно исполнять обязанности главного бухгалтера);
  • при наличии разногласий по поводу ведения учета, главный бухгалтер обязан будет исполнить распоряжение руководителя, независимо от своего личного мнения, правда, лишь при наличии письменного распоряжения руководителя, чем тот одновременно возлагает на себя всю полноту ответственности за обозначенные распоряжением действия.

Как видно, новый закон существенно ограничил компетенцию главного бухгалтера, а вслед за этим и пределы его ответственности. Учитывая, что Закон о банкротстве предусматривает субсидиарную ответственность лишь по отношению к лицу, которое организует ведение и хранение бухгалтерских документов, а в силу Закона о бухгалтерском учете главный бухгалтер таковым лицом не является и не может являться, справедливым будет вывод о невозможности привлечения главного бухгалтера к субсидиарной ответственности по делам о банкротстве.

В случаях же, если статус руководителя (собственника) и статус главного бухгалтера совпадают в одном лице, либо же в силу определенных обстоятельств главный бухгалтер может быть признан контролирующим организацию лицом, субсидиарная ответственность вполне возможна, однако же, и в данном случае речь будет идти не об ответственности главного бухгалтера как такового, а о субсидиарной ответственности именно руководителя (собственника) или контролирующего лица.

Уголовная ответственности главного бухгалтера в 2013 году

Применительно к делам о банкротстве, уголовная ответственности главного бухгалтера может наступить по ст.195 УК РФ за неправомерные действия при банкротстве, причинившие крупный ущерб и выразившиеся в сокрытии, уничтожении, фальсификации бухгалтерских и иных учетных документов, касающихся экономической деятельности организации или ИП.

На текущий момент не имеет никакого значения, какие мотивы побудили лицо совершить данные действия. Кроме того, в отличие от других частей ст.195 и указанных в них действий, в данном случае (ч.1 ст.195 УК РФ) не приводится и субъектный состав, что позволяет относить к субъектам данного преступления любых лиц, которые в силу закона или по специальному поручению могли или должны были их осуществлять. Поскольку, согласно Закону о бухгалтерском учете, главный бухгалтер всегда назначается специальным распоряжением (исполняет обязанности на основании приказа и трудового договора либо гражданско-правового договора) и в его обязанности в любом случае входит ведение и хранение бухгалтерских документов, даже несмотря на отсутствие прямого указания о возможности уголовной ответственности, в случаях уничтожения, фальсификации или сокрытия бухгалтерских документов он будет подлежать уголовной ответственности за данные деяния.

Привлечение бухгалтера к уголовной ответственности по ч.1 ст.195 УК РФ за совершение таких действий, как:

  • сокрытие имущества, имущественных обязанностей или прав;
  • сокрытие сведений об имуществе, в том числе его местонахождении, размере или иной информации, а также информации об имущественных правах либо обязанностях;
  • передача имущества во владение другим лицам, уничтожение или отчуждение имущества,

кажется маловероятным, но при определенных обстоятельствах возможным, например, в одной из форм соучастия, наряду с руководителем и (или) собственниками.

Защити себя сам

Можно по разному относиться к тем изменениям, которые произошли в этом году в законодательстве, имеющем прямое отношение к деятельности главных бухгалтеров, но одно остается неоспоримым – сегодня каждый из бухгалтеров может и должен сам обезопасить себя от возможных рисков ответственности. Мощным инструментом для этого является положение Закона о бухгалтерском учете о возможности в спорных ситуациях требовать письменного распоряжения руководства о проведении тех или иных действий с полным возложением ответственности руководителя на себя. Конечно, реальность несколько далека от того, что главный бухгалтер вправе делать с точки зрения закона, да и потом вряд ли за каждым разом он станет обращаться за письменным распоряжением. Но, тем ни менее, факт остается фактом – это, пожалуй, единственное, помимо, конечно, собственного благоразумия, что позволит хоть как-то себя обезопасить.

Что же касается вариантов ответственности, то вывод, несмотря на отсутствие практического подтверждения (напомню, изменения ст.10 Закона о банкротстве действуют лишь с 28 июня 2013 года), на основе толкования и анализа законодательства однозначен — сегодня возложить субсидиарную ответственность по делам о банкротстве непосредственно на главного бухгалтера невозможно. В аспекте же уголовной ответственности не особо многое изменилось. Ст.195 УК РФ и раньше практически «не работала» в отношении бухгалтеров. В ситуации фальсификации, уничтожения и прочих незаконных действий с бухгалтерскими документами по делам о подобного рода преступлениях, как правило, проходили руководители и собственники (участники), и лишь в крайних случаях и то в качестве соучастников к ответственности привлекались бухгалтера. Вместе с тем, это вовсе не означает, что отсутствие обилия уголовных дел – весомый повод нарушать положения закона.

 

© Елена Ефимова, 2013
© Regforum.ru 2007-2013

www.aqwerty.ru

В юридической практике под субсидиарной понимается ответственность иного обязанного лица, по реализации права взыскания неполученного долга, если первое лицо не в состоянии его внести.

В законе о банкротстве, в частности, в его последней (25 ноября 2017 г.) редакции, законодатель вполне конкретно определяет круг лиц, а также меру ответственности каждого из них, при наступлении обстоятельств, связанных с необходимостью привлечения к субсидиарной ответственности при введении в отношении предприятия-должника процедуры банкротства.

Кроме того, указываются обстоятельства, освобождающие или смягчающие меру такой ответственности.

Таким образом, к субсидиарной ответственности могут быть привлечены лица, осуществлявшие лично или опосредованно руководство предприятием-должник­ом.

Это — прежде всего директор и главный бухгалтер (финансовый директор), если будет доказано, что выполнение обязательств должника не может быть исполнено перед кредиторами в результате их деятельности или бездействия.

Вышеуказанные лица, руководители должника, имеют право приводить необходимые доказательства, аргументы, свидетельства, доказывающие их невиновность.

Не стоит забывать, что не имеет значения тот факт, работает или нет, например, главный бухгалтер на момент признания должника банкротом и если должника признали банкротом вследствие действий или бездействия нескольких контролирующих должника лиц, то такие лица отвечают солидарно.

Подвергнутая анализу судебная практика показывает, что,

  • во-первых, увеличилось количество рассмотренных дел в отношении именно главных бухгалтеров в спорах, связанных с субсидиарной ответственностью в делах о банкротстве компаний;

  • во-вторых, главного бухгалтера реже удаётся привлечь к субсидиарной ответственности, хотя конкурсные управляющие подают заявление и на руководителя, и на главбуха. Материальный ущерб если и взыскивали, то, в основном, с руководителей;

  • в-третьих, суды оправдывают работников финансового сектора предприятия-должника­, как правило, из-за отсутствия или недостаточностью доказательств того, что это именно он довел компанию до банкротства, а также в случае, если будут представлены доказательства того, что он осуществлял руководство предприятия номинально.

В любом случае, при возникновении описанной ситуации, Вам следует обратиться за консультацией к опытному юристу, специализирующемуся на делах подобного рода.

www.bolshoyvopros.ru


Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector