Оптимальное налогообложение

Оптимальное налогообложение

Научный журнал КубГАУ, №108(04), 2015 года

1

УДК 338.22.021.1

08.00.00 Экономические науки

ОПТИМАЛЬНОЕ НАЛОГООБЛОЖЕНИЕ В КАЧЕСТВЕ ОРИЕНТИРА НАЛОГОВОЙ ПОЛИТИКИ

Абовян Армен Г айозович

к.э.н., доцент кафедры антикризисного управления, налогов и налогообложения

Кубанский государственный университет, Краснодар, Россия

В статье исследуются вопросы, принципы и специфика оптимального налогообложения. Предложены направления и практические рекомендации по оптимизации налогообложения при формировании налоговой политики

Ключевые слова: НАЛОГИ, ОПТИМИЗАЦИЯ, НАЛОГООБЛОЖЕНИЕ, НАЛОГОВАЯ ПОЛИТИКА, НАЛОГОВАЯ РЕФОРМА, ПРОБЛЕМЫ, МЕТОДЫ, ПРИНЦИПЫ

UDC 338.22.021.1 Economics

THE OPTIMUM TAXATION AS THE REFERENCE POINT OF THE TAX POLICY

Abovyan Armen Gaiozovich Cand.Econ.Sci., associate professor of the Chair of economy and management of innovative systems Kuban State University, Krasnodar, Russia


The article examines the issues, principles and specifics of optimal taxation. We have also proposed the directions and practical recommendations about optimization of the taxation in the formation of tax policy

Keywords: TAXES, OPTIMIZATION, TAXATION, TAX POLICY, TAX REFORM, PROBLEMS, METHODS, PRINCIPLES

Налоговая политика государства является краеугольным камнем всей экономической политики государства. В процессе её разработки необходимо уделять внимание большому числу взаимосвязанных и взаимозависимых аспектов, влияние которых определяет оптимальную структуру налогообложения. В этой связи, одними из наиболее существенных и проблемных являются вопросы оптимального налогообложения. Существует немало исследований в этой области. Казалось бы, при наличии связи между теорией и практикой их практическая реализация не должна вызывать особых проблем. Однако в реальности дела обстоят совсем иначе и, зачастую сопряжены с некоторыми проблемами, ограничивающими их практическую значимость и ценность как для государственных органов, так для иных заинтересованных лиц.

Во-первых, сама попытка оптимизации налоговой политики, как элемента экономической политики со всеми присущими ей ограничениями

http://ej.kubagro.ru/2015/04/pdf/24.pdf

Научный журнал КубГАУ, №108(04), 2015 года

2

(административными, политическими и т.д.) вызывает неоднозначную реакцию. А именно: каким образом что-то столь непопулярное, как налогообложение, может быть оптимизировано?


Во-вторых, если это и происходит, то общим недостатком результатов большинства исследователей можно отнести наличие достаточно сложного математического аппарата в сочетании с высоким уровнем абстракции.

Как таковые, вопросы налогообложения затрагивали умы исследователей ещё с ранних времён. В своих размышлениях и трактатах, используя субъективный подход, они придавали желаемые ими признаки проблемам справедливости налогообложения и связанным с ними эффектами. И только Адам Смит обобщив, систематизировав и дополнив опыт своих предшественников, выделил следующие основополагающие принципы налогообложения [4]:

— принцип равенства, предполагающий соразмерность уплачиваемых населением налогов своим доходам;

— принцип определенности, предполагающий не произвольность, а чёткость, ясность и определенность налоговых обязательств;

— принцип удобства расчетов, выражающий наиболее удобные для налогоплательщика сроки и способы сбора налогов;

— принцип экономии в сборе налогов, заключающийся в сокращении издержек взимания налогов, и чтобы они не дестимулировали хозяйственную активность.

Если второй и третий принципы, достаточно понятны, прозрачны и желательны, и они часто применяются в документах поддерживающих налогоплательщиков, то первый и четвёртый принцип всегда вызывали бурное обсуждение. Это объясняется тем, что они являются определяющими при оценке того или иного предложения по налоговой политике, с учётом административных барьеров и ограничений, а также


http://ej.kubagro.ru/2015/04/pdf/24.pdf

Научный журнал КубГАУ, №108(04), 2015 года

3

эффектов, сказывающихся на стимулировании (дестимулировании) деловой активности.

В этой связи, налоговая политика должна соответствовать следующим ключевым критериям: налоги должны быть

пропорциональными (хотя «пропорциональность» для разных налогоплательщиков понимается по-разному), административные

преграды и ограничения должны быть сведены до минимально возможных, а также до минимума следует снизить ограничивающие последствия.

Таким образом, возникает многокритериальная задача, решение которой сопряжено с большими затруднениями, в силу того, что реальная, неабстрактная политическая инициатива обычно соответствует одному и не более критерию. Для того чтобы прийти к окончательному варианту решения, необходимо сопоставить выгоду пропорциональности налога с потерями от дестимулирования предложения и спроса с обязательным учётом различий административных ограничений.

Существующий в теории оптимизации налогообложения метод, основывается в процессе экономического исследования на консолидации всех вышеперечисленных критериев в единый критерий, который определяется рядом итераций из удельных показателей каждого из этих критериев.

Для рассмотрения поставленной задачи будем оперировать следующими терминами: «личная полезность» («полезность

домохозяйства») и «коллективное благосостояние».


Коллективное благосостояние рассматривается как индикатор коллективного благополучия и зависит от полезностей отдельных индивидуумов. Однако коллективное благосостояние не должно обязательно анализироваться как простая сумма личных полезностей. Поскольку зависимость может формироваться по-разному, в частности она

http://ej.kubagro.ru/2015/04/pdf/24.pdf

Научный журнал КубГАУ, №108(04), 2015 года

4

может быть связана с равномерностью распределения полезности. Как правило исходят, из того что коллективное благосостояние сокращается соответственно возрастанию различий полезностей. Следовательно, через понятие коллективного благосостояния можно выразить ключевую мысль, относящуюся к справедливости системы налогообложения: налоги будут справедливы только в том случае, если они уменьшат уровень общественного неравенства. Таким образом, желание максимально увеличить коллективное благосостояние будет соединено с желанием выполнить одну из трактовок первого критерия.

Второй критерий проявится на коллективном благосостоянии потому, что более высокие административные барьеры и ограничения потребуют роста общей массы поступлений от налогов, требуемых для обеспечения деятельности органов власти, а это, соответственно, уменьшит личные полезности. Ввод третьего критерия объясняется следующим.

Ограничение стимулов к труду изменяет экономику и резко снижает пользу домохозяйств с низким уровнем дохода, а следовательно — и уровень коллективного благосостояния. Из этого следует, что все критерии трансформируются в составляющие коллективного благосостояния. Они становятся сопоставимыми, что позволяет в процессе выбора политики избрать ту политику, которая обеспечит максимизацию уровня коллективного благосостояния.


В этом состоит одна из основополагающих идей оптимального налогообложения, но её анализ часто не доводится до логического конца. Сложность заключается в моделировании экономистами отношений, связывающих налоговые ставки и административные издержки. Вот почему в своих исследованиях они обычно не учитывали административные издержки и ограничивались лишь первым и третьим критериями. В действительности они пытались смоделировать такие налоговые системы, в которых достигалось бы максимальное соответствие

http://ej.kubagro.ru/2015/04/pdf/24.pdf

Научный журнал КубГАУ, №108(04), 2015 года

5

соразмерности (или равенства) и стимулами (или эффективностью). Это недооценка административных барьеров и ограничений является, по нашему мнению, основным недостатком большинства исследований по оптимальному налогообложению.

Аналогичные основополагающие идеи закладываются в основу изучения налоговых реформ, когда необходимо выяснить, способны ли единичные (и, обычно, незначительные) перемены в налогах приводить к росту коллективного благосостояния. Несомненно, имеется непосредственная взаимосвязь между исследованием в области оптимального налогообложения и самой реформой налогообложения: система налогообложения будет считаться оптимальной тогда, если более не будет возможности провести в ней хоть какие-то, даже незначительные изменения, повышающие уровень коллективного благосостояния. Т.е. будет достигнут предел. Нашей же задачей является поиск не самой лучшей, а сравнительно лучшей системы налогообложения. Важные пояснения относительно анализа реформы налогов приводятся Ахмадом и Стерном [2].


Более узкая цель анализа реформы налогов, соответственно требует меньших потребностей в информации: всего лишь нужно знать то, как отреагируют экономические агенты на очень небольшие трансформации в налогах по сравнению с крупными трансформациями, которые могли бы произойти при стремлении к оптимальной структуре налогов. В этом есть и некоторое преимущество, следует отметить, что те страны, которые последовательно проводят ряд налоговых реформ, увеличивающих коллективное благосостояние, достигают оптимальности.

Тем не менее, частые трансформации налогов, как правило, не становятся достойным решением для любой экономики. Так как имеется множество приемлемых налоговых эффектов, слабо зависящих от максимально выверенного личного экономического поведения. Такого

http://ej.kubagro.ru/2015/04/pdf/24.pdf

Научный журнал КубГАУ, №108(04), 2015 года

6

рода эффекты позволяют получить чёткое представление об общих показателях требуемой окончательной структуры налоговой системы, о том, каким образом необходимо продвигаться к ней, путем поэтапных шагов или всё-таки посредством одного, но серьёзного преобразования. При этом, надо полагать, что трудно будет найти страну, способную разом, одномоментно перестроить налоговую систему и тем самым сразу добиться всех поставленных задач. В конечном итоге, на практике действия в налоговой политике должны сочетать в себе серьёзные выводы как из теории оптимального налогообложения, так и из исследований в области налогового анализа.


Мы считаем, что есть резон рассматривать функции полезности таким образом:

Полезность = u(xj,хп, L), (1)

где Xj — потребление товара i, а L — количество предложенного труда. Когда интерес направлен на обложение только доходов, уровни потребления отдельных благ не играют роли. На самом деле приоритетным остаётся только лишь полное распоряжение потребительскими благами, что выражается через доходы. Тогда функцию полезности можно записать как:

Полезность = и (Y, L), (2)

где Y — реальный доход после вычета налога.

Хотя статистическими методами можно установить форму функции полезности, однако с их помощью нельзя определить ее масштаб: любое укрупняющее преобразование функции оцениваемой полезности должно быть состоятельным по отношению к одним и тем же наблюдениям.

Когда функции личных полезностей определены, они должны быть агрегированы, чтобы получить величину коллективного благосостояния. Напомним, что имеются общие теоретические результаты, не зависящие от метода агрегации, однако получение количественных результатов требует


http://ej.kubagro.ru/2015/04/pdf/24.pdf

Научный журнал КубГАУ, №108(04), 2015 года

7

специального метода. Самым простым является метод, который часто именуется «утилитаризмом»:

Коллективное благосостояние = S (3)

h

где uh — полезность физического лица (или домашнего хозяйства) h.

Если функции полезности масштабируются так, чтобы отражать доход (с поправкой на величину предложения труда), то критерием коллективного благосостояния становится просто скорректированная на величину предложения труда мера национального дохода. Проблема здесь в том, что функция коллективного благосостояния, выраженная уравнением (3), подобно национальному доходу, не учитывает распределения доходов. Если справедливая, в нашем понимании, налоговая система снижает неравенство в полезности, то во взятой нами функции коллективного благосостояния больший вес должен приходиться на прирост полезностей бедных, а не богатых. Это выражается в виде следующих формул, которые преобразуют значение полезности:

Л-Lи г

Коллективное благосостояние = 1 е h при еФ 1, (4)

Y l0g(uh )

Коллективное благосостояние = h при e= 1,

(5)

Если сперва обратиться к выражению (4), то можно заметить, что при e = 0 оно совпадает с выражением (3). Поэтому, если при e = 0, то причин для беспокойства по поводу неравенства быть не должно. Однако, когда значение e положительное, увеличения в uh трансформируются в менее


чем пропорциональные увеличения в виде

1

1 -е

/ h 1-е (и ) .

Это означает, что данному абсолютному увеличению полезности в отношении кого-либо с высокой степенью полезности присваивается меньший вес, чем в отношении кого-либо с более низкой степенью

http://ej.kubagro.ru/2015/04/pdf/24.pdf

Научный журнал КубГАУ, №108(04), 2015 года

8

полезности. Функция коллективного благосостояния поэтому воплощает собой предпочтение в пользу выравнивания полезности. Мощность этого предпочтения увеличивается по мере выбора значений для e. При e, стремящемся к бесконечности, степень предпочтения в пользу равенства становится столь мощной, что вес в функции коллективного благосостояния сохраняется только за уровнем полезности наименее благополучного лица. Выражение (4) является при e = 1 неопределенным и должно в этом случае заменяться на выражение (5).

Значение, выбираемое для e, получает прямую интерпретацию, если функция полезности пропорциональна доходу с учетом поправки. Разберем ситуацию с двумя людьми, когда доход одного с учетом корректировки в 2 раза больше, чем доход другого. Вес, присваиваемый дополнительному доходу более бедного относительно дохода более богатого, задается величиной 2e. Отсюда, если e = 1, то относительный вес равен 2, а если e = 1, то относительный вес равен 4. С помощью такого рода мысленных экспериментов можно судить, каким должно быть обоснованное значение e = 1.


Оптимальная налоговая политика при функции коллективного благосостояния в виде уравнения (3) должна предусматривать взимание налогов таким образом, чтобы предельные полезности доходов были равными. В случае функции коллективного благосостояния в виде уравнения (4) выравнивать следовало бы предельные преобразованные полезности. Если бы в дополнение к этому мы сделаем допущение, что все функции полезности являются тождественными и что все работают одинаковое количество времени, то оба выражения, и (3) и (4), будут означать, что оптимальное налогообложение ведет к совершенно равному распределению доходов после вычета налога.

Данный вывод показывает, что мы отошли от идеи Адама Смита о соразмерном налогообложении — о том, что налоги должны быть

http://ej.kubagro.ru/2015/04/pdf/24.pdf

Научный журнал КубГАУ, №108(04), 2015 года

9

пропорциональны доходам. Вместо этого, целью становится минимизация неравенства, и при отсутствии отрицательных стимулов неравенство может быть сведено к нулю без всякого ущерба для эффективности. Существует, по крайней мере, две серьезные причины нашего отказа от принципа «соразмерности» по Адаму Смиту: 1) поддержание величины налогов пропорционально доходам на всех уровнях создаст значительные трудности для людей, живущих возле и ниже черты бедности, и 2) платежеспособность, как уже говорилось, должна выражаться скорее через полезность, чем через доход.

Полученный нами вывод о равенстве полностью зависит от допущений о тождественности функций полезности и равенстве величин предложения труда. Если у людей возникают разные нужды (скажем, из-за болезни или разного количества детей) или если они различаются между собой по предложению своего труда, то равенство в доходах после вычета налога уже не является желательным. Потому как больший труд должен вознаграждаться соответствующим образом.

На практике реализация принципа равенства затруднена из-за влияния дестимулирующих эффектов. Цель равенства должна быть ограничена необходимостью в стимулах: в этом суть выбора между альтернативами эффективности и справедливости. Важно стремление сократить неравенство до уровня ниже существующего, но как раз такое стремление будет до известной степени уравновешиваться стремлением к эффективности, что также необходимо для максимизации коллективного благосостояния.

Всякие налоги, так или иначе, влияют на поведение: любой индивид просто не сможет платить более высокие налоги, если не снизит свое потребление, не увеличит доходы, не сократит сбережения или не увеличит заимствования.

http://ej.kubagro.ru/2015/04/pdf/24.pdf

Научный журнал КубГАУ, №108(04), 2015 года

10

Этот подход можно продемонстрировать на при мере оптимального налогообложения доходов с использованием модели, в которой реакция предложения труда является единственной проблемой, вызванной отрицательным стимулированием. В этом случае функция полезности, выраженная уравнением (2), в отношении каждого физического лица служит и для прогнозирования того, как человек будет менять предложение своего труда по мере изменения налогов, и для оценки результирующего уровня индивидуальной полезности. Изменения в предложении труда затем используются для вычисления изменений в налоговых поступлениях, а изменения в полезностях — для вычисления изменения в коллективном благосостоянии.

Обеспечение определенного объема налоговых поступлений является фундаментальным требованием, иначе налоги могли бы быть просто сведены к нулю. Из этого следует два важных вывода. Во-первых, решение задачи оптимального налогообложения будет зависеть от потребности в поступлениях. Во-вторых, рассматриваемые изменения в налогообложении должны быть нейтральными по отношению к налоговым поступлениям.

Для того чтобы добиться реалистичности моделей необходимо учитывать роль административных издержек по сбору налогов, а также издержек налогоплательщиков на соблюдение порядка уплаты. Разница между оптимальными значениями коллективного благосостояния может быть установлена в денежном выражении путем вычисления величины изменения в суммарном доходе, которым вызывается аналогичное изменение в благосостоянии. Этой денежной суммой тогда и будет выражено преимущество, полученное за счет использования более сложной налоговой системы, которое можно сопоставить с вероятными дополнительными административными издержками и издержками по соблюдению порядка уплаты налогов. Очевидно, что практическая

http://ej.kubagro.ru/2015/04/pdf/24.pdf

Научный журнал КубГАУ, №108(04), 2015 года

11

политика должна, по меньшей мере, учитывать разные потребности разных демографических групп в случаях, в которых существенными являются несовершенная конкуренция и проблемы внешних эффектов.

Таким образом, оптимальной будет считаться такая налоговая система, при которой невозможно увеличение совокупного благосостояния населения без снижения всей суммы налоговых поступлений

Библиографический список

1. Алексеева М, Синельников С. Проблемы налоговой системы России: Теория, опыт, реформа // Научные труды Института экономики переходного периода (РАН). 2012. N19. С. 12-13.

2. Ахмад Е., Стерн Н. Теория и практика налоговых реформ в развивающихся странах. Кембридж, 1991.

3. Майбурд Е.М. Введение в историю экономической мысли. От пророков до профессоров. М., 1996.

4. Смит А Исследование о природе и причинах богатства народов. Кн.5. М.,

1992.

References

1. Alekseeva M, Sinel'nikov S. Problemy nalogovoy sistemy Rossii: Teoriya, opyt, reforma // Nauchnye trudy Instituta ekonomiki perehodnogo perioda (RAN). 2012. N19. S. 12-13.

2. Ahmad Е., Stern N. The Theo^ and Practice of Тах Reform in Developing Countries. Cambridge, 1991.

3. Mayburd E.M. Vvedenie v istoriyu ekonomicheskoy mysli. Ot prorokov do professorov. M., 1996.

4. Smit A Issledovanie o prirode i prichinah bogatstva narodov. Kn.5. M., 1992.

http://ej.kubagro.ru/2015/04/pdf/24.pdf

cyberleninka.ru

Оптимальное налогообложение

Оптимально построенная налоговая система должна, с одной стороны, обеспечивать финансовыми ресурсами потребности государства, а с другой стороны, не только не снижать стимулы налогоплательщика к предпринимательской деятельности, но и обязывать его к постоянному поиску путей повышения эффективности хозяйствования. Поэтому показатель налогового бремени или (налоговой нагрузки) на налогоплательщика является достаточно серьезным измерителем качества налоговой системы страны.

На макроэкономическом уровне налоговое бремя (налоговый гнет) — это обобщенный показатель, характеризующий роль налогов в жизни общества и определяемый как отношение общей суммы налоговых сборов к совокупному национальному продукту. Иными словами, налоговое бремя отражает ту часть произведенного обществом продукта, которая перераспределяется посредством бюджетных механизмов.

Категория налогового бремени применительно к уровню конкретного налогоплательщика отражает долю его совокупного дохода, изымаемого в бюджет. Как правило, расчет этого показателя производится путем отнесения суммы всех начисленных налогов и налоговых платежей к объему реализации продукции (работ, услуг), включая выручку от прочей реализации. Иногда для более точного расчета в состав фискальных платежей включаются платежи во внебюджетные фонды.

Зависимость между усилением налогового гнета и суммой поступающих в государственную казну налогов ещё в начале второй половины XX века вывел профессор А. Лэффер, построивший параболическую кривую, получившую в дальнейшем название «Кривая Лэффера» ( рис.). На рисунке видно, что рост налоговых ставок только до определённого предела ведёт к соответствующему увеличению бюджетных доходов. Превышая этот предел, налоговая ставка становится тормозом для предпринимательской деятельности, при этом ликвидируются стимулы развития экономики, а доходы бюджета начинают сокращаться, поскольку сужается налоговая база.

Необоснованное увеличение налогового бремени, согласно А. Лафферу, является первопричиной развития теневого сектора экономики. Именно А. Лаффер обосновал, что только снижение налоговой нагрузки стимулирует предпринимательскую деятельность, развивает инициативу и предприимчивость. Рост доходов в бюджет в этом случае осуществляется не за счет нагнетания налогового бремени на товаропроизводителей, а за счёт увеличения производства и расширения на этой основе налогооблагаемой базы. Вместе с тем, «кривая А. Лаффера» лишь показывает указанную зависимость, но не дает четкого представления о предельно допустимой величине налоговых изъятий в бюджет страны. Эта величина не может быть постоянной и достаточно точной, в немаловажной степени её уровень зависит от финансового состояния налогоплательщиков в конкретной стране, от состояния экономики этой страны в целом.

Многовековая практика построения налоговых систем в странах с развитой рыночной экономикой выработала определенные показатели, за пределами которых невозможна эффективная предпринимательская деятельность. Мировой опыт налогообложения показывает, что изъятия у налогоплательщика до 30 – 40 % дохода – та черта, за пределами которой начинается процесс сокращения сбережений и тем самым инвестиций в экономику. Если же ставки налогов и их число достигают такого уровня, что у налогоплательщика изымается более 40–50% его доходов, то это полностью ликвидирует стимулы к предпринимательской инициативе и расширению производства.

Оптимальное налогообложениеДБ

ДБ макс.

Ст Н

ДБ – доходы бюджета; ДБ макс. – максимальные доходы бюджета; Ст Н –налоговая ставка; Ст Н макс. – максимальная налоговая ставка.

Рис. — Кривая Лэффера

Иными словами, эффективная налоговая система должна обеспечивать разумные потребности государства, изымая у налогоплательщика не более 30% его доходов. Конечно, из этого правила есть исключения, которые только лишь подтверждают правильность установленного правила. Налоговая система отдельных стран в частности Швеции, построена таким образом, что налогоплательщик отдает в государственную казну 50 % и более своего дохода, и это не подавляет его стимулы к развитию производства. Парадокса в этом нет, поскольку в этих странах государства за счет налогов решает многие задачи экономического и социального характера, которые в большинстве других стран налогоплательщик вынужден решать за счет доходов, оставшихся у него после уплаты всех причитающихся налогов. Так что баланс интересов в данном случае все же сохраняется.

При этом необходимо также иметь в виду, что показатель налогового изъятия, определяемый в целом по налоговой системе, страдает весьма серьезным недостатком, заключающемся в том, что он определяет уровень налогового гнета среднего статистического налогоплательщика, не учитывая индивидуальных особенностей конкретного налогоплательщика. Но вместе с тем, этот показатель необходим, так как налоги устанавливает государство и оно должно учитывать этот средний показатель.

Действительно, в любом государстве функционируют десятки тысяч предприятий, различающихся между собой не только по видам деятельности, но и по ряду других признаков, которые неизбежно будут влиять на формирование их налогооблагаемой базы и, соответственно, на размер уплачиваемых налогов. Это и структура их издержек производства и обращения, связанных с получением дохода, и скорость оборота капитала, и различная фондоёмкость и наукоёмкость производства, и уровень их доходности и многое другое. Учитывать все это при формировании налоговой системы необходимо, но крайне сложно. Вот здесь-то и должен использоваться показатель отношения суммы уплачиваемых в стране налогов к валовому внутреннему продукту. Без него невозможно определить ту черту, за пределы которой государство, уточняя ли перечень налогов, изменяя ли налоговые ставки и отменяя налоговые льготы, не имеет право переступать. При этом оно должно постоянно корректировать этот показатель, приближая его к конкретному налогоплательщику.

Между тем, для каждого конкретного налогоплательщика не суть важно, какова степень налоговой нагрузки на макроуровне. Налоги в бюджеты всех уровней и во внебюджетные фонды он платит из собственных доходов, и поэтому для него существуют конкретные показатели, характеризующие уровень налогового бремени. Однако в российской экономической науке и практике не выработан единый подход к данному показателю. При этом нет ясности в определении как числителя (какие налоги необходимо учитывать), так и знаменателя (что следует понимать под доходом предприятия или организации).

К налоговым системам предъявляется целый ряд требований, подчас противоречащих друг другу, поскольку за ними, в конечном счете, стоят несовпадающие принципы экономической эффективности и справедливости. Выбор наиболее приемлемой структуры налогов предполагает, что если одно из требований принимается в качестве критерия оптимизации, то другие должны учитываться в форме ограничений. Реальная налоговая система, не может быть идеальной, с точки зрения какого-либо отдельного критерия, рассматриваемого изолированно, может приближаться к оптимуму с позиций баланса требований в рамках имеющихся возможностей.

Существенным и вместе с тем наиболее удобным для представления в количественной форме является требование экономической нейтральности, иными словами, минимизации избыточного налогового бремени. Очевидно, что полностью избежать искажающего налогообложения не удается. Однако, проектируя любые изменения в налоговой системе, имеет смысл ставить вопрос, какой из приемлемых и практически осуществимых вариантов является наиболее нейтральным, т.е. порождает наименьшее избыточное бремя.

Практическая осуществимость вариантов зависит от того, какие виды прямых и косвенных налогов удается фактически собирать с помощью тех средств, которые имеются в распоряжении государства.

Приемлемость вариантов определяется, с одной стороны, способностью собрать всю необходимую сумму налоговых поступлений, а с другой — соответствием принципам справедливости. Чем выше налоговые поступления, тем при прочих равных условиях значительнее избыточное бремя (если собираемый налог вообще оказывает искажающее действие). Требования справедливости, если они предполагают достижение большего равенства, также могут вступать в конфликт со стремлением уменьшить избыточное бремя.

Следовательно, задача состоит в минимизации избыточного бремени имеющихся в распоряжении государства налогов при заданной величине налоговых поступлений и некоторых ограничениях на распределение доходов. Сначала обратим внимание на определение структуры налогов, минимизирующей избыточное бремя при данной величине поступлений безотносительно к распределению доходов, и лишь затем включим в рассмотрение проблематику распределения.

При каких условиях налогообложение товаров, обеспечивающее данную сумму поступлений, порождает наименьшее избыточное бремя? Величина последнего, как известно, зависит от эластичности спроса и предложения. Пусть имеются два товара, каждый из которых подвергается налогообложению. Отвлекаясь пока от эластичности предложения (предполагая, что предложение в обоих случаях абсолютно эластично), можно сделать вывод, что при одинаковом обложении большее избыточное бремя будет связано с тем товаром, эластичность спроса на который выше.

Для наибольшей наглядности проиллюстрируем наше предположение рис. ., в левой части которого изображены функция спроса DA на товар А и соответствующие доналоговая и посленалоговая цены Р0А и Р1А, а в правой части — менее эластичная функция спроса DВ на товар В и соответствующие доналоговая и посленалоговая цены Р0В и Р1В. На рисунке интервалы Р0АР1А и Р0ВР1В, имеют одинаковое значение, т.е. речь идет об одинаковых специфических налогах.

P P

Оптимальное налогообложение

P1А P1B

P0B

P0А

DA

DB

Q1А Q0А Q Q1В Q0В

Рис. . Избыточное бремя при одинаковом налогообложении товаров с разной эластичностью спроса.

Сокращение объема продаж в первом случае значительнее, чем во втором (Q0А — Q1А >Q0В — Q1В), что определяет разницу в площади заштрихованных треугольников. Для функции А на каждую единицу налоговых поступлений приходится большее избыточное бремя, чем для функции В. Следовательно, налог размещен неоптимально. В противном случае отношение предельной величины избыточного бремени к предельной величине поступлений для обоих товаров было бы одинаковым. Стремясь к минимизации избыточного бремени при данной потребности в налоговых поступлениях, имело бы смысл уменьшить обложение товара А и увеличить обложение товара В.

Если обратиться теперь к случаю пропорционального налогообложения товаров, то можно сформулировать правило, легко усваиваемое на интуитивном уровне: оптимальные ставки налога обратно пропорциональны величинам компенсированной эластичности спроса. Для двух товаров это означает равенство: tА/tВ = еDBDА, где tA и tВ — налоговые ставки, а еDB и еDА — величины эластичности спроса.

Преобразуем указанное равенство: tAeDA = tBeDB. Поскольку tA и tВ — процентные изменения цен по сравнению с доналоговым периодом, то eDA = (dQА/QА)/tА, а еDB = (dQB/QB)/tB , где QА и QВ -количества соответствующих товаров. Следовательно, равенство можно записать в форме tАdQА /QА tА = tBdQB/QBtB .

Итак, мы приходим к выводу: dQА/QА = dQB/QB, иными словами, при оптимальном налогообложении физический объем производства (продаж) каждого из товаров сокращается в одинаковой пропорции. Это утверждение называется правилом Рамсея. Естественно, предполагается, что в доналоговой ситуации имело место конкурентное равновесие.

Если отказаться от использованного выше допущения об абсолютно эластичном предложении, оптимальные налоги Рамсея приобретают несколько более сложный вид: ti = k (1/eDi + 1/esi ), где ti — оптимальное значение налоговой ставки на i-й товар, k — коэффициент пропорциональности, который зависит от величины налоговых поступлений, еDi — эластичность компенсированного спроса на этот товар, a esi. — эластичность предложения данного товара.

Таким образом, правило Рамсея отражает условие, при котором обеспечивается Парето-эффективная структура косвенного налогообложения, впервые сформулированное в 20-х гг. XX века кембриджским экономистом Фрэнком Рамсеем. В соответствии с данным правилом оптимальной является такая структура налогообложения, которая обеспечивает одинаковое процентное снижение компенсированного спроса для каждого товара.

Правило Корлетта-Хейга

Искажающее действие налогов в ряде случаев связано с тем обстоятельством, что досуг, с одной стороны, сопоставим с товарами и услугами как фактор благосостояния, а с другой — в отличие от других благ непосредственно не поддается налогообложению.

Последствия искажений могут быть уменьшены, если при прочих равных условиях товары и услуги, взаимозаменяемые по отношению к досугу, будут облагаться меньшими налогами, чем товары и услуги, взаимодополняемые с досугом. Таков основной смысл правила Корлетта-Хейга.

Напомним, что если блага взаимозаменяемы, то рост цены на одно из них, в том числе за счет налогообложения, приводит к увеличению потребления второго, а если они взаимодополняемы, то повышение цены на одно влечет сокращение потребления второго.

Это правило является примером решения, отвечающего принципу «второго лучшего», который играет важную роль в экономике общественного сектора и обосновании реалистической экономической политики. Прежде чем сформулировать данный принцип в общем виде, рассмотрим высказанное утверждение более подробно.

С точки зрения экономической нейтральности наиболее желательным был бы такой подход к налогообложению факторов благосостояния, при котором ни один из них не получал бы преимуществ, побуждающих увеличивать его потребление. Непосредственно применяя этот подход, например, к налогообложению рабочих спецовок и купальных костюмов, рассматриваемых изолированно от других благ, мы получили бы некоторое решение. Оно было бы наиболее эффективным, если налогообложение (или отсутствие налогообложения) всех остальных благ никак не отражалось бы на пропорциях потребления двух рассматриваемых товаров.

Однако известно, что налогообложение любых товаров, в данном случае одежды, вообще говоря, мотивирует замещение труда досугом, поскольку это последнее благо налогообложению не подлежит. А такое замещение в свою очередь способно сыграть роль фактора, несколько уменьшающего спрос на спецовки и повышающего — на купальные костюмы, что в некоторой степени сказалось бы на их относительных ценах.

Чтобы налогообложение не деформировало описанным образом соотношение цен на два рассматриваемых товара, имеет смысл ввести своеобразное «контрискажение», облагая купальные костюмы по более высокой ставке, чем предполагалось вначале. В итоге появляется нечто вроде опосредованного «налога на досуг», который при определенных условиях мог бы погасить исходное искажение. Это в данном случае и есть «второе лучшее» решение.

Будучи наилучшим из достижимых, оно, разумеется, не идеально. В самом деле, любое усложнение налоговой системы связано с издержками, и к тому же точно оценить размеры искажения, которое требуется компенсировать, практически невозможно, так что «контрискажение» может оказаться недостаточным либо чрезмерным.

В целом принцип «второго лучшего» говорит о том, что при отсутствии одного или нескольких условий достижения оптимума по Парето наилучшее из возможных решений связано с нарушением других условий, даже если они сами по себе выполнимы. Поскольку реальная экономика не является миром совершенной конкуренции, причем государство осуществляет свое вмешательство преимущественно в ситуациях, наиболее далеких от идеального конкурентного равновесия, поиски «вторых лучших» решений достаточно характерны для практической политики.

Фактически многое из того, что уже изучалось в данном курсе, может быть интерпретировано в терминах «второго лучшего». Например, регулируя цены посредством административных решений, государство заведомо нарушает общепринятое условие достижения экономического оптимума, но, если речь идет о естественной монополии, беспрепятственное установление частным предприятием любых желательных для него цен способно часто приводить к большим отклонениям от оптимума, чем регулирование. Вместе с тем государство практически не имеет возможности установить цены так, чтобы их соотношения в точности соответствовали соотношениям предельных норм замещения и предельных норм трансформации. Ведь оно не имеет возможности получить вполне достоверную информацию о потребительских предпочтениях.

Нередко политические решения приходится принимать в ситуациях, когда, с одной стороны, ясно, что некоторые предпосылки достижения Парето-оптимального состояния отсутствуют, а с другой — имеющейся информации недостаточно, чтобы составить сколько-нибудь надежное суждение об интенсивности искажающих воздействий, а иногда — и об их направленности. В таких случаях принцип «второго лучшего» не может быть практически реализован. Коль скоро искажающие факторы не поддаются оценке, имеет смысл от них абстрагироваться и искать «первые лучшие» решения, понимая вместе с тем неизбежность существенных погрешностей.

Рассматривая правила Рамсея и Корлетта-Хейга, мы не принимали в расчет требования к распределению доходов. Между тем они, как и вообще соображения справедливости, существенно лимитируют выбор налоговой структуры.

Если непосредственно и безоговорочно применять правило Рамсея на практике, то налогообложение окажется регрессивным. В самом деле, в наибольшей степени будут облагаться товары первой необходимости, ведь для них характерна низкая эластичность спроса. А потребление предметов роскоши, эластичность спроса на которые высока, окажется в привилегированном положении с точки зрения налогообложения. Такое положение вещей вряд ли приемлемо с позиций справедливости.

Но, с другой стороны, отступление от правила Рамсея при обложении товаров заведомо влечет относительное увеличение избыточного бремени. Чем большего равенства доходов предполагается добиться, тем жестче ограничения, в пределах которых осуществляется оптимизация, и тем больше избыточное налоговое бремя, с которым в итоге приходится мириться.

Средством выравнивания доходов выступает прогрессивное налогообложение. Рассмотрим особый его вариант, отличающийся постоянством предельной ставки.

Представим себе, что налогообложение строится по формуле Tt= tYi — G, где Т. — налог, уплачиваемый i-м индивидом, Y — его доход до выплаты налога, t — коэффициент пропорциональности, G — одинаковое для всех плательщиков денежное посо­бие, которое они получают из собранных средств (рис. .). Для лиц с низкими доходами пособие превышает налог, так что они выигрывают от такого налогообложения (Тi для них — отрицательные величины). Для тех, чей доналоговый доход составляет Y*, налог и пособие уравновешивают друг друга. Для лиц с более высокими доходами Ti положительно.

T

Оптимальное налогообложение

0 Y* Y

G

Рис. Прогрессивное налогообложение дохода с постоянной предельной ставкой

Налог является прогрессивным, так как сумма платежа растет быстрее дохода. В самом деле, отношение налога к доналоговому доходу i-го индивида составляет (tYi — G)/Yi = t — G/Yi . Данная величина, растущая с повышением дохода, представляет собой среднюю ставку налога, которая показывает, сколько индивид уплачивает в среднем с каждого рубля дохода. Повышение средней ставки характеризует прогрессивность налогообложения.

В то же время предельная ставка налога, то есть доля последнего заработанного рубля, отдаваемая государству, в данном случае постоянна и равна t. He только те, чей доход превышает Y*, но и те, чей доход ниже, увеличив свои заработки на один рубль, фактически получают дополнительно только его (1 — t)-ю часть.

Описанный вариант налогообложения удобен для анализа и пояснения некоторых общих свойств оптимального прогрессивного налога. Дело в том, что не зависящее от трудовых усилий и уровня доходов аккордное пособие G (своего рода аккордный отрицательный налог), очевидно, не вызывает искажающего действия. Следовательно, избыточное бремя зависит в рассматриваемом случае исключительно от величины

Но и в общем случае дестимулирующее влияние налогообложения на трудовые усилия связано именно с величиной предельной ставки налога. В самом деле, значение имеет сопоставление дополнительных усилий с приростом дохода. Желательно, чтобы при прочих равных условиях предельная ставка была как можно ниже.

Допустим, что сформулированы некоторые требования к распределению доходов, относящиеся как к их минимальному уровню, так и к степени дифференциации. При оптимальном линейном налогообложении доходов минимальный уровень потребления, гарантируемый каждому члену общества независимо от трудового вклада, — не что иное, как аккордное пособие G. А посленалоговая дифференциация доходов регулируется предельной ставкой t. При прочих равных условиях, чем больше G, и чем значительнее намечаемое выравнивание доходов, тем выше оптимальное (минимально возможное) значение t. Итак, при заданных социальных ограничениях налогообложение в принципе может быть оптимизировано, дабы избежать неоправданных потерь эффективности.

На практике предельная ставка налога обычно не бывает постоянной. При этом нередко для лиц со средними доходами она бывает ниже, чем для тех, чьи доходы очень высоки либо относительно низки. Резкое, неравномерное увеличение налоговых ставок с ростом доходов бывает следствием сознательных политических решений, а высокие фактические предельные ставки для лиц с низкими доходами возникают в тех случаях, когда, достигнув некоторого порога заработков, индивид одновременно перестает быть получателем пособий и становится плательщиком относительно высокого налога. Представим себе, например, что линия, изображенная на рис. была пологой слева от точки Y*, в районе этой точки круто пошла вверх, затем вновь стала пологой, а в крайней правой части графика опять резко увеличила крутизну. В этом случае определенная часть тех, кто мог бы жить собственным трудом, предпочли бы выступить в роли иждивенцев общества (оставаться слева от пороговой точки Y*).

Ясно, что как из соображений справедливости, так и из соображений эффективности фактические предельные ставки обложения сравнительно низких доходов не должны быть выше, чем у получателей высоких доходов. Это значит, что шкалы прогрессивного налогообложения необходимо рассматривать в комплексе со шкалами разного рода социальных выплат, имеющихся в конкретном обществе.

Что же касается налогообложения наиболее высоких доходов, то многое зависит, во-первых, от их удельного веса в совокупных доходах общества и, во-вторых, от их связи с трудовыми усилиями, разумеется, понимаемыми широко. Если на долю наиболее обеспеченных налогоплательщиков приходится сравнительно небольшая часть национального дохода, а сама эта группа состоит из наиболее активных и эффективно действующих предпринимателей, изобретателей, деятелей искусства и т.п., то введение сверхвысокой верхней предельной ставки, с одной стороны, не приведет к значительному росту поступлений ввиду узости соответствующей налоговой базы, а с другой — окажет нежелательное дестимулирующее воздействие. При ином характере доналогового распределения доходов вывод, естественно, может оказаться иным.

Пусть возможно создание двух не вполне одинаковых систем, в равной мере отвечающих одним и тем же требованиям к распределению доходов, однако первая из двух порождает большие потери эффективности, чем вторая. В этом случае переход от первой ко второй представлял бы собой Парето-улучшение. Налоговая структура, являющаяся в указанном смысле наилучшей при данных условиях (включая имеющуюся информацию и возможности сбора налогов), называется Парето-эффективной налоговой структурой.

studfiles.net

Выбор наиболее приемлемой структуры налогов предполагает, что если одно из требований принимается в качестве критерия оптимизации, то другие должны учитываться в форме ограничений. Реальная налоговая система, не будучи идеальной, с точки зрения какого-либо отдельного критерия, рассматриваемого изолированно, может приближаться к оптимуму с позиций баланса требований в рамках имеющихся возможностей.

Существенным и вместе с тем наиболее удобным для представления в количественной форме является требование экономической нейтральности, иными словами, минимизации избыточного налогового бремени. Ясно, что полностью избежать искажающего налогообложения не удается. Однако, проектируя любые изменения в налоговой системе, имеет смысл ставить вопрос, какой из приемлемых и практически осуществимых вариантов является наиболее нейтральным, то есть порождает наименьшее избыточное бремя.

Практическая осуществимость вариантов зависит от того, какие виды прямых и косвенных налогов удается фактически собирать с помощью тех средств, которые имеются в распоряжении государства.

Приемлемость вариантов определяется, с одной стороны, способностью собрать всю необходимую сумму налоговых поступлений, а с другой – соответствием принципам справедливости. Чем выше налоговые поступления, тем при прочих равных условиях значительнее избыточное бремя (если собираемый налог вообще оказывает искажающее действие). Требования справедливости, если они предполагают достижение большего равенства, также могут вступать в конфликт со стремлением уменьшить избыточное бремя.

Следовательно, задача состоит в минимизации избыточного бремени имеющихся в распоряжении государства налогов при заданной величине налоговых поступлений и некоторых ограничениях на распределение доходов. Сначала сфокусируем внимание на определении структуры налогов, минимизирующей избыточное бремя при данной величине поступлений безотносительно к распределению доходов, и лишь затем включим в рассмотрение проблематику распределения.

При каких условиях налогообложение товаров, обеспечивающее данную сумму поступлений, порождает наименьшее избыточное бремя? Величина последнего, как известно, зависит от эластичности спроса и предложения. Пусть имеются два товара, каждый из которых можно обложить налогом. Отвлекаясь пока от эластичности предложения (предполагая, что предложение в обоих случаях абсолютно эластично), можно сделать вывод, что при одинаковом обложении большее избыточное бремя будет связано с тем товаром, эластичность спроса на который выше.

Это видно на рис. 5.5, в верхней части которого изображены функция спроса DA на товар А и соответствующие доналоговая и посленалоговая цены Р0А и Р1А, а в нижней части – менее эластичная функция спроса DВ на товар В и соответствующие доналоговая и посленалоговая цены Р0В и Р1В. На рисунке отрезки Р0АР1А и Р0ВР1В имеют одинаковую длину, то есть речь идет об одинаковых специфических налогах.

Сокращение объема продаж в первом случае значительнее, чем во втором (Q0А — Q1А >Q0В — Q1В), что определяет разницу в площади заштрихованных треугольников. Для функции А на каждую единицу налоговых поступлений приходится большее избыточное бремя, чем для функции В. Следовательно, налог размещен не оптимально. В противном случае отношение предельной величины избыточного бремени к предельной величине поступлений для обоих товаров было бы одинаковым. Стремясь к минимизации избыточного бремени при данной потребности в налоговых поступлениях, имело бы смысл уменьшить обложение товара А и увеличить обложение товара В.

Если обратиться теперь к случаю пропорционального налогообложения товаров, то можно сформулировать правило, легко усваиваемое на интуитивном уровне: оптимальные ставки налога обратно пропорциональны величинам компенсированной эластичности спроса. Для двух товаров это означает равенство: tА/tВ = еDB/еDА, где tA и tВ — налоговые ставки, а еDB и еDА – величины эластичности спроса.

Преобразуем указанное равенство: tAeDA = tBeDB. Поскольку tA и tВ – процентные изменения цен по сравнению с доналоговым периодом, то eDA = (dQА/QА)/tА, а еDB = (dQB/QB)/tB , где QА и QВ – количества соответствующих товаров. Следовательно, равенство можно записать в форме tАdQА /QА tА = tBdQB/QBtB .

Итак, мы приходим к выводу: dQА/QА = dQB/QB, иными словами, при оптимальном налогообложении физический объем производства (продаж) каждого из товаров сокращается в одинаковой пропорции. Это утверждение называется правилом Рамсея. Естественно, предполагается, что в доналоговой ситуации имело место конкурентное равновесие.

Если отказаться от использованного выше допущения об абсолютно эластичном предложении, оптимальные налоги Рамсея приобретают несколько более сложный вид: ti = k (1/eDi + 1/esi ), где ti – оптимальное значение налоговой ставки на i-й товар, k — коэффициент пропорциональности, который зависит от величины налоговых поступлений, еDi – эластичность компенсированного спроса на этот товар, a esi. – эластичность предложения данного товара.

Правило Корлетта-Хейга. Принцип «второго лучшего»

Как уже отмечалось выше, искажающее действие налогов в ряде случаев связано с тем обстоятельством, что досуг, с одной стороны, сопоставим с товарами и услугами как фактор благосостояния, а с другой – в отличие от других благ непосредственно не поддается налогообложению.

Последствия искажений могут быть уменьшены, если при прочих равных условиях товары и услуги, взаимозаменяемые по отношению к досугу, будут облагаться меньшими налогами, чем товары и услуги, взаимодополняемые с досугом. Таково правило Корлетта-Хейга.

Напомним, что если блага взаимозаменяемы, то рост цены на одно из них, в том числе за счет налогообложения, приводит к увеличению потребления второго, а если они взаимодополняемы, то повышение цены на одно влечет сокращение потребления второго.

Это правило является примером решения, отвечающего принципу «второго лучшего», который играет важную роль в экономике общественного сектора и обосновании реалистической экономической политики. Прежде чем сформулировать данный принцип в общем виде, рассмотрим высказанное утверждение подробнее.

В целом принцип «второго лучшего» говорит о том, что при отсутствии одного или нескольких условий достижения оптимума по Парето наилучшее из возможных решений связано с нарушением других условий, даже если они сами по себе выполнимы. Поскольку реальная экономика не является миром совершенной конкуренции, причем государство осуществляет свое вмешательство преимущественно в ситуациях, наиболее далеких от идеального конкурентного равновесия, поиски «вторых лучших» решений достаточно характерны для практической политики.

Фактически многое из того, что уже изучалось в данном курсе, может быть интерпретировано в терминах «второго лучшего». Например, регулируя цены посредством административных решений, государство заведомо нарушает общепринятое условие достижения экономического оптимума, но, если речь идет о естественной монополии, беспрепятственное установление частным предприятием любых желательных для него цен способно часто приводить к большим отклонениям от оптимума, чем регулирование. Вместе с тем государство практически не имеет возможности установить цены так, чтобы их соотношения в точности соответствовали соотношениям предельных норм замещения и предельных норм трансформации. Ведь оно не имеет возможности получить вполне достоверную информацию о потребительских предпочтениях.

Нередко политические решения приходится принимать в ситуациях, когда, с одной стороны, ясно, что некоторые предпосылки достижения Парето-оптимального состояния отсутствуют, а с другой – имеющейся информации недостаточно, чтобы составить сколько-нибудь надежное суждение об интенсивности искажающих воздействий, а иногда – и об их направленности. В таких случаях принцип «второго лучшего» не может быть практически реализован. Коль скоро искажающие факторы не поддаются оценке, имеет смысл от них абстрагироваться и искать «первые лучшие» решения, понимая вместе с тем неизбежность существенных погрешностей.

Рассматривая правила Рамсея и Корлетта-Хейга, мы не принимали в расчет требования к распределению доходов. Между тем они, как и вообще соображения справедливости, существенно лимитируют выбор налоговой структуры.

Если непосредственно и безоговорочно применять правило Рамсея на практике, то налогообложение окажется регрессивным. В самом деле, в наибольшей степени будут облагаться товары первой необходимости, ведь для них характерна низкая эластичность спроса. А потребление предметов роскоши, эластичность спроса на которые высока, окажется в привилегированном положении с точки зрения налогообложения. Такое положение вещей вряд ли приемлемо с позиций справедливости.

Но, с другой стороны, отступление от правила Рамсея при обложении товаров заведомо влечет относительное увеличение избыточного бремени. Чем большего равенства доходов предполагается добиться, тем жестче ограничения, в пределах которых осуществляется оптимизация, и тем больше избыточное налоговое бремя, с которым в итоге приходится мириться.

Ясно, что как из соображений справедливости, так и из соображений эффективности фактические предельные ставки обложения сравнительно низких доходов не должны быть выше, чем у получателей высоких доходов. Это значит, что шкалы прогрессивного налогообложения необходимо рассматривать в комплексе со шкалами разного рода социальных выплат, имеющихся в конкретном обществе.

Что же касается налогообложения наиболее высоких доходов, то многое зависит, во-первых, от их удельного веса в совокупных доходах общества и, во-вторых, от их связи с трудовыми усилиями, разумеется, понимаемыми широко. Если на долю наиболее обеспеченных налогоплательщиков приходится сравнительно небольшая часть национального дохода, а сама эта группа состоит из наиболее активных и эффективно действующих предпринимателей, изобретателей, деятелей искусства и т.п., то введение сверхвысокой верхней предельной ставки, с одной стороны, не приведет к значительному росту поступлений ввиду узости соответствующей налоговой базы, а с другой – окажет нежелательное дестимулирующее воздействие. При ином характере доналогового распределения доходов вывод, естественно, может оказаться иным.

Пусть возможно создание двух не вполне одинаковых систем, в равной мере отвечающих одним и тем же требованиям к распределению доходов, однако первая из двух порождает большие потери эффективности, чем вторая. В этом случае переход от первой ко второй представлял бы собой Парето-улучшение. Налоговая структура, являющаяся в указанном смысле наилучшей при данных условиях (включая имеющуюся информацию и возможности сбора налогов), называется Парето-эффективной налоговой структурой.

uchebnik.online

Актуальность темы. В условиях функционирования современной России малый бизнес является неотъемлемой частью ее рыночной экономики, без которого она не может нормально функционировать. Следовательно, государство стремится всячески поддержать развитие малого бизнеса, посредством различных налоговых инструментов. Одним из таких инструментов является выбор экономически обоснованного режима налогообложения, который позволяет малым предприятиям не переплачивать налоги и тем самым оказывать влияние на величину прибыли и денежных потоков.

Выбор режима налогообложения — один из самых волнующих вопросов для предпринимателя. Это решение должно быть обдуманным, ведь именно от него зависит размер налогов, график сдачи отчетности и даже способ ведения бухгалтерского учета. Цель данной статьи дать общие рекомендации, какой режим налогообложения лучше выбрать хозяйствующему субъекту. Задачи: определить какие режимы налогообложения существуют в России на сегодняшний день, дать им краткую характеристику, обозначить плюсы и минусы, и дать общие рекомендации по выбору режима. Налоговый кодекс предлагает субъектам малого предпринимательства на выбор следующие режимы: Общая система налогообложения (ОСНО); Специальные налоговые режимы: а) единый налог на вмененный доход (ЕНВД); б) упрощенная система налогообложения (УСН); в) единый сельскохозяйственный налог (ЕСХН); г) патентная система налогообложения. Показатель, который используется для сравнения налоговых режимов, – это размер налоговой нагрузки. Под налоговой нагрузкой понимается отношение начисленных налогов к доходам. В качестве исходных данных для расчета налоговой нагрузки берутся три показателя: выручка, расходы и фонд оплаты труда. В действительности на размер налоговой нагрузки влияют и другие факторы: наличие основных средств и нематериальных активов, экспортные операции, применение налоговых льгот и т.д. Однако, как правило, в деятельности предприятий малого и среднего бизнеса эти факторы либо не очень существенны, либо вовсе отсутствуют. Первостепенно остановимся на сущности каждого налогового режима из вышеупомянутых. Общий режим налогообложения (ОСНО) – предусматривает обязанность по уплате следующих налогов организациями: – НДС, ставка которого составляет 0 % , 10 % или 18 % ; – налог на прибыль организаций – 20 % , – налог на имущество с организаций – 2,2 % от среднегодовой стоимости имущества (по недвижимому имуществу и движимому, принятому на учет до 01. 01. 2013 г.); – страховые взносы: для организаций в ПФР 22 % , в ФСС 2,9 % , в ФФОМС 5,1 % . Также у организации могут возникать обязанности налогового агента, как по НДФЛ, так и по НДС. Общую систему налогообложения следует применять малому предприятию если его партнеры по бизнесу заинтересованы только о взаимодействии с контрагентами – плательщиками НДС, с целью сохранения хозяйственно – финансовых отношений. Такие условия контрагентов связаны с возможностью предъявления НДС к возмещению из бюджета и не приводят к усложнению учетного процесса. Отрицательные стороны ОСНО: а) строгие требования к отчетности по НДС; б) достаточно сложный расчет налогов; в) чаще всего налоговая нагрузка выше, чем при других режимах.

Упрощенная система налогообложения (УСН) – специальный налоговый режим для субъектов малого бизнеса. Его цель – снизить налоговую нагрузку и упростить ведение учета. А именно: а) вместо трех общих налогов платиться всего один; б) налог перечисляется в бюджет один раз в квартал; в) отчетность сдается один раз в год. Эта система предусматривает уплату налога по двум ставкам в зависимости от выбранного объекта налогообложения: а) 6 % , объект налогообложения доходы; б) от 5 % до 15 % (варьируется в зависимости от региона, вида деятельности, размера дохода и других факторов), объект налогообложения – доходы, уменьшенные на величину расходов. Помимо этого, за налогоплательщиком при данном режиме сохраняется обязанность по исчислению и уплате: а) транспортного налога; б) земельного налога; в) страховых взносов, которые при объекте налогообложения «доходы» являются вычетом в размере не превышающем 50 % суммы начисленного налога. Переход на данный налоговый режим возможен, в случае соответствия следующим ограничениям: – число сотрудников не больше 100 человек, – доля участия других организаций в уставном капитале не больше 25 % , – доход от реализации за 9 месяцев года предшествующих переходу на УСН без учета НДС не более 112,5 млн. руб., – остаточная стоимость основных средств не больше 150 млн. руб.; – отсутствуют филиалы. Объект налогообложения «доходы» следует выбирать тем организациям, которые преимущественно оказывают услуги (с высокой долей добавленной стоимости), если расходы организации меньше, чем 60 % доходов или расходы сложно подтвердить документами. Этот режим упрощает ведение бухгалтерии (не надо вести учет расходов) и меньше привлекает налоговые органы. Объект «доходы минус расходы» применяется в основном в тех организациях, где имеются большие расходы и маленькая добавленная стоимость реализовываемого имущества. Расчеты показывают, что если расходы превышают 60 % от доходов, то оптимальным будет данный вариант.

Недостатки УСН: «закрытый» перечень расходов уменьшающих налоговую базу; при убытке или незначительной величине прибыли приходится уплачивать минимальный налог, размер которого составляет 1 % от выручки. Система налогообложения в виде единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности (ЕНВД) – еще один специальный режим налогообложения. Как и при УСН, здесь вместо налога на прибыль организаций, налога на имущество организаций и НДС платится единый налог. Его размер зависит не от реально полученного дохода, а от других показателей: вида деятельности, размера торговых площадей, количество сотрудников или автомашин и т.п. Применять ЕНВД можно по определенным видам деятельности (НК РФ ст.346.26 п.2). Наиболее распространенные среди них: розничная торговля, общественное питание и бытовые услуги. Помимо ограничений по виду деятельности препятствием для применения ЕНВД является численность свыше 100 человек, доля участия других предприятий свыше 25 % , и др.

Ставка налога 15 % . Налоговые декларации по ЕНВД представляются в налоговый орган по итогам каждого квартала. Налог тоже уплачивается ежеквартально. Плюс системы в её определённости – налог взимается не с фактического, а расчётного, вменённого дохода. Сумма платежа известна заранее и позволяет точнее планировать финансовую деятельность. Привлекателен данный налоговый режим для бизнесов с моно деятельностью – не придётся вести сложнейший раздельный учёт доходов, расходов, имущества и хозяйственных операций (ЕНВД можно сочетать с другими режимами, кроме ЕСХН). Система налогообложения для сельскохозяйственных товаропроизводителей (ЕСХН). По расчету похож на УСН.

Взимается с прибыли по ставке 6 % . Налог актуален для фермеров и производителей с долей выручки от сельхоздеятельности не менее 70 % в общей сумме. Преимущества у данного режима те же, что и у других специальных режимов: простота расчета налогов и сдачи отчетности, пониженная налоговая нагрузка. Недостатки тоже типичные: ограничения по видам деятельности, масштабам организации и другим показателям. Патентная система налогообложения (ПСН) – патентная система, которую могут применять только индивидуальные предприниматели в отношении следующих видов деятельности: широкого диапазона услуг и розницы с торговым залом не более 50 м2. Патент выдаётся для работы на определённой территории на срок, кратный месяцу. Ставка 6 % применяется, как и в случае с ЕНВД, не к реальному, а потенциальному доходу. Если выручка в период действия патента превысит 60 млн руб., плательщик переходит на ОСНО с даты начала применения ПСН. Предприниматель обязан вести Книгу учета доходов и расходов.

Система привлекательна для бизнеса исключительной простотой администрирования и низкой налоговой нагрузкой. Если субъект предпринимательства утратил право на применение специального режима, он обязан перейти на ОСНО, начислить и уплатить все предусмотренные ею налоги (с начала года или квартала). Поэтому, делая выбор в пользу того или иного специального режима, стоит учесть перспективы развития бизнеса и связанный с этим риск утратить право применения специальных налоговых режимов. Остановиться можно на любой системе, если хозяйствующий субъект удовлетворяет установленным требованиям. Каждый новый субъект бизнеса считается работающим на ОСНО, если не заявит об ином. Выбранный или присвоенный по умолчанию режим нельзя изменить до конца календарного года.

То есть уже на стадии регистрации хозяйствующего субъекта нужно определиться с системой и уведомить об этом ИФНС в требуемые Кодексом сроки. Например, по УСН это 30, по ЕНВД – 5 дней с постановки на налоговый учёт. Таким образом, чтобы выбрать подходящий для компании режим налогообложения и определиться с тем, какие налоги будет платить малое предприятие, необходимо определенно знать: – под требования каких систем налогообложения подходит осуществляемый вид деятельности;

– существуют ли ограничения (по доходам, по работникам и т. д.) для перехода на определенный режим налогообложения; – наличие необходимости работы с НДС; – имеет ли значение для компании работа с контрольно – кассовым аппаратом; – объем расходов и доходов при осуществлении деятельности компании. После того, как сделан выбор нескольких вариантов налогообложения, стоит сделать предварительный расчет налоговой нагрузки.

Это очень важно, так как правильный выбор сценария налогообложения сокращает издержки предприятия, позволяет ему развиваться и нести посильное налоговое бремя. Понятно, что это, безусловно, очень поверхностные рекомендации выгодности выбора того или иного налогового режима, они не учитывает целого ряда нюансов, но дают общее понимание сути этих режимов и существенно сужают область поиска верного решения. Заключение. Значение малого бизнеса проявляется в том, что, развиваясь и работая в собственных интересах, малый бизнес способствует развитию экономики государства в целом. Эта деятельность в равной степени полезна как для всей экономики страны, так и для каждого гражданина в отдельности, и поэтому заслуженно получила государственное признание и поддержку.

Уплачивать законно установленные налоги и сборы обязанность каждого, но налогоплательщик при предоставлении государством такой возможности старается сэкономить на уплате налогов. И государство дает такую возможность, предоставляя на выбор налогоплательщикам использование альтернативных систем налогообложения и методик осуществления учета. Необходимо проводить тщательную работу над выбором режима, иначе можно привести свою компанию к гибели. Поэтому для снижения налоговых выплат рекомендуется применять различные методы и способы для их оптимизации. Налоговую нагрузку вполне реально рассчитать еще до открытия своего предприятия, поэтому высказывание о том, что огромные налоги неожиданно подкосили бизнес, несерьезны.

В том случае, если предприятие уже работает, выходом из запутанной ситуации станет налоговое планирование, при котором обязательно своевременное отслеживание всех изменений в законодательстве. Проблемы налогообложения предприятий заключены, прежде всего, в отсутствии высококлассных специалистов. Поэтому, чтобы получать высокую прибыль, следует уделять внимание оптимизации налогообложения предприятия и привлекать для этого профессионалов: или в штат, или работать со сторонними специалистами. Только в этом случае оптимизация налогообложения малого бизнеса максимально приблизит предприятие к успеху.

© Воронина Е. В


Метки: налог, налогообложение



www.finexg.ru

Administrator

К налоговым системам предъявляется целый ряд требований, подчас противоречащих друг другу, поскольку за ними, в конечном счете, стоят несовпадающие принципы экономической эффективности и справедливости. Выбор наиболее приемлемой структуры налогов предполагает, что если одно из требований принимается в качестве критерия оптимизации, то другие должны учитываться в форме ограничений. Реальная налоговая система, не будучи идеальной, с точки зрения какого-либо отдельного критерия, рассматриваемого изолированно, может приближаться к оптимуму с позиций баланса требований в рамках имеющихся возможностей.

 

Существенным и вместе с тем наиболее удобным для представления в количественной форме является требование экономической нейтральности, иными словами, минимизации избыточного налогового бремени. Ясно, что полностью избежать искажающего налогообложения не удается. Однако, проектируя любые изменения в налоговой системе, имеет смысл ставить вопрос, какой из приемлемых и практически осуществимых вариантов является наиболее нейтральным, то есть порождает наименьшее избыточное бремя.

 

Практическая осуществимость вариантов зависит от того, какие виды прямых и косвенных налогов удается фактически собирать с помощью тех средств, которые имеются в распоряжении государства.

 

Приемлемость вариантов определяется, с одной стороны, способностью собрать всю необходимую сумму налоговых поступлений, а с другой — соответствием принципам справедливости. Чем выше налоговые поступления, тем при прочих равных условиях значительнее избыточное бремя (если собираемый налог вообще оказывает искажающее действие). Требования справедливости, если они предполагают достижение большего равенства, также могут вступать в конфликт со стремлением уменьшить избыточное бремя.

 

Следовательно, задача состоит в минимизации избыточного бремени имеющихся в распоряжении государства налогов при заданной величине налоговых поступлений и некоторых ограничениях на распределение доходов. Сначала сфокусируем внимание на определении структуры налогов, минимизирующей избыточное бремя при данной величине поступлений безотносительно к распределению доходов, и лишь затем включим в рассмотрение проблематику распределения.

 

При каких условиях налогообложение товаров, обеспечивающее данную сумму поступлений, порождает наименьшее избыточное бремя? Величина последнего, как известно, зависит от эластичности спроса и предложения. Пусть имеются два товара, каждый из которых можно обложить налогом. Отвлекаясь пока от эластичности предложения (предполагая, что предложение в обоих случаях абсолютно эластично), можно сделать вывод, что при одинаковом обложении большее избыточное бремя будет связано с тем товаром, эластичность спроса на который выше.

 

Это видно на рис. 6.15, в верхней части которого изображены функция спроса DA на товар А и соответствующие доналоговая и посленалоговая цены Р0А и Р1А, а в нижней части — менее эластичная функция спроса DВ на товар В и соответствующие доналоговая и посленалоговая цены Р0В и Р1В. На рисунке отрезки Р0АР1А и Р0ВР1В, имеют одинаковую длину, то есть речь идет об одинаковых специфических налогах.

 

Открыть рисунок

Рис. 6.15. Избыточное бремя при одинаковом налогообложении товаров с разной эластичностью спроса.

 

Сокращение объема продаж в первом случае значительнее, чем во втором (Q0АQ1А >Q0ВQ1В), что определяет разницу в площади заштрихованных треугольников. Для функции А на каждую единицу налоговых поступлений приходится большее избыточное бремя, чем для функции В. Следовательно, налог размещен неоптимально. В противном случае отношение предельной величины избыточного бремени к предельной величине поступлений для обоих товаров было бы одинаковым. Стремясь к минимизации избыточного бремени при данной потребности в налоговых поступлениях, имело бы смысл уменьшить обложение товара А и увеличить обложение товара В.

 

Если обратиться теперь к случаю пропорционального налогообложения товаров, то можно сформулировать правило, легко усваиваемое на интуитивном уровне: оптимальные ставки налога обратно пропорциональны величинам компенсированной эластичности спроса. Для двух товаров это означает равенство: tА/tВ = еDBDА, где tA и tВналоговые ставки, а еDB и еDА величины эластичности спроса.

 

Преобразуем указанное равенство: tAeDA = tBeDB. Поскольку tA и tВпроцентные изменения цен по сравнению с доналоговым периодом, то eDA = (dQА/QА)/tА, а еDB = (dQB/QB)/tB , где QА и QВколичества соответствующих товаров. Следовательно, равенство можно записать в форме tАdQА /QА tА = tBdQB/QBtB .

 

Итак, мы приходим к выводу: dQА/QА = dQB/QB, иными словами, при оптимальном налогообложении физический объем производства (продаж) каждого из товаров сокращается в одинаковой пропорции. Это утверждение называется правилом Рамсея. Естественно, предполагается, что в доналоговой ситуации имело место конкурентное равновесие.

Если отказаться от использованного выше допущения об абсолютно эластичном предложении, оптимальные налоги Рамсея приобретают несколько более сложный вид: ti = k (1/eDi + 1/esi ), где tiоптимальное значение налоговой ставки на i-й товар, k — коэффициент пропорциональности, который зависит от величины налоговых поступлений, еDiэластичность компенсированного спроса на этот товар, a esi. — эластичность предложения данного товара.

 

Правило Корлетта-Хейга. Принцип «второго лучшего»

 

Как уже отмечалось выше, искажающее действие налогов в ряде случаев связано с тем обстоятельством, что досуг, с одной стороны, сопоставим с товарами и услугами как фактор благосостояния, а с другой — в отличие от других благ непосредственно не поддается налогообложению.

 

Последствия искажений могут быть уменьшены, если при прочих равных условиях товары и услуги, взаимозаменяемые по отношению к досугу, будут облагаться меньшими налогами, чем товары и услуги, взаимодополняемые с досугом. Таково правило Корлетта-Хейга.

 

Напомним, что если блага взаимозаменяемы, то рост цены на одно из них, в том числе за счет налогообложения, приводит к увеличению потребления второго, а если они взаимодополняемы, то повышение цены на одно влечет сокращение потребления второго.

 

Это правило является примером решения, отвечающего принципу «второго лучшего», который играет важную роль в экономике общественного сектора и обосновании реалистической экономической политики. Прежде чем сформулировать данный принцип в общем виде, рассмотрим высказанное утверждение подробнее.

 

С точки зрения экономической нейтральности наиболее желательным был бы такой подход к налогообложению факторов благосостояния, при котором ни один из них не получал бы преимуществ, побуждающих увеличивать его потребление. Непосредственно применяя этот подход, например, к налогообложению рабочих спецовок и купальных костюмов, рассматриваемых изолированно от других благ, мы получили бы некоторое решение. Оно было бы наиболее эффективным, если налогообложение (или отсутствие налогообложения) всех остальных благ никак не отражалось бы на пропорциях потребления двух рассматриваемых товаров.

 

Однако известно, что налогообложение любых товаров, в данном случае одежды, вообще говоря, мотивирует замещение труда досугом, поскольку это последнее благо налогообложению не подлежит. А такое замещение в свою очередь способно сыграть роль фактора, несколько уменьшающего спрос на спецовки и повышающего — на купальные костюмы, что в некоторой степени сказалось бы на их относительных ценах.

 

Чтобы налогообложение не деформировало описанным образом соотношение цен на два рассматриваемых товара, имеет смысл ввести своеобразное «контрискажение», облагая купальные костюмы по более высокой ставке, чем предполагалось вначале. В итоге появляется нечто вроде опосредованного «налога на досуг», который при определенных условиях мог бы погасить исходное искажение. Это в данном случае и есть «второе лучшее» решение.

 

Будучи наилучшим из достижимых, оно, разумеется, не идеально. В самом деле, любое усложнение налоговой системы связано с издержками, и к тому же точно оценить размеры искажения, которое требуется компенсировать, практически невозможно, так что «контрискажение» может оказаться недостаточным либо чрезмерным.

 

В целом принцип «второго лучшего» говорит о том, что при отсутствии одного или нескольких условий достижения оптимума по Парето наилучшее из возможных решений связано с нарушением других условий, даже если они сами по себе выполнимы. Поскольку реальная экономика не является миром совершенной конкуренции, причем государство осуществляет свое вмешательство преимущественно в ситуациях, наиболее далеких от идеального конкурентного равновесия, поиски «вторых лучших» решений достаточно характерны для практической политики.

 

Фактически многое из того, что уже изучалось в данном курсе, может быть интерпретировано в терминах «второго лучшего». Например, регулируя цены посредством административных решений, государство заведомо нарушает общепринятое условие достижения экономического оптимума, но, если речь идет о естественной монополии, беспрепятственное установление частным предприятием любых желательных для него цен способно часто приводить к большим отклонениям от оптимума, чем регулирование. Вместе с тем государство практически не имеет возможности установить цены так, чтобы их соотношения в точности соответствовали соотношениям предельных норм замещения и предельных норм трансформации. Ведь оно не имеет возможности получить вполне достоверную информацию о потребительских предпочтениях.

 

Нередко политические решения приходится принимать в ситуациях, когда, с одной стороны, ясно, что некоторые предпосылки достижения Парето-оптимального состояния отсутствуют, а с другой — имеющейся информации недостаточно, чтобы составить сколько-нибудь надежное суждение об интенсивности искажающих воздействий, а иногда — и об их направленности. В таких случаях принцип «второго лучшего» не может быть практически реализован. Коль скоро искажающие факторы не поддаются оценке, имеет смысл от них абстрагироваться и искать «первые лучшие» решения, понимая вместе с тем неизбежность существенных погрешностей.

 

Рассматривая правила Рамсея и Корлетта-Хейга, мы не принимали в расчет требования к распределению доходов. Между тем они, как и вообще соображения справедливости, существенно лимитируют выбор налоговой структуры.

 

Если непосредственно и безоговорочно применять правило Рамсея на практике, то налогообложение окажется регрессивным. В самом деле, в наибольшей степени будут облагаться товары первой необходимости, ведь для них характерна низкая эластичность спроса. А потребление предметов роскоши, эластичность спроса на которые высока, окажется в привилегированном положении с точки зрения налогообложения. Такое положение вещей вряд ли приемлемо с позиций справедливости.

 

Но, с другой стороны, отступление от правила Рамсея при обложении товаров заведомо влечет относительное увеличение избыточного бремени. Чем большего равенства доходов предполагается добиться, тем жестче ограничения, в пределах которых осуществляется оптимизация, и тем больше избыточное налоговое бремя, с которым в итоге приходится мириться.

 

Средством выравнивания доходов выступает прогрессивное налогообложение. Рассмотрим особый его вариант, отличающийся постоянством предельной ставки.

 

Представим себе, что налогообложение строится по формуле Tt= tYiG, где Т. — налог, уплачиваемый i-м индивидом, Y — его доход до выплаты налога, t — коэффициент пропорциональности, G — одинаковое для всех плательщиков денежное посо­бие, которое они получают из собранных средств (рис. 6.16). Для лиц с низкими доходами пособие превышает налог, так что они выигрывают от такого налогообложения i для них — отрицательные величины). Для тех, чей доналоговый доход составляет Y*, налог и пособие уравновешивают друг друга. Для лиц с более высокими доходами Ti положительно.

 

Налог является прогрессивным, так как сумма платежа растет быстрее дохода. В самом деле, отношение налога к доналоговому доходу i-го индивида составляет (tYiG)/Yi = t G/Yi . Данная величина, растущая с повышением дохода, представляет собой среднюю ставку налога, которая показывает, сколько индивид уплачивает в среднем с каждого рубля дохода. Повышение средней ставки характеризует прогрессивность налогообложения.

 

В то же время предельная ставка налога, то есть доля последнего заработанного рубля, отдаваемая государству, в данном случае постоянна и равна t. He только те, чей доход превышает Y*, но и те, чей доход ниже, увеличив свои заработки на один рубль, фактически получают дополнительно только его (1 — t)-ю часть.

 

Описанный вариант налогообложения удобен для анализа и пояснения некоторых общих свойств оптимального прогрессивного налога. Дело в том, что не зависящее от трудовых усилий и уровня доходов аккордное пособие G (своего рода аккордный отрицательный налог), очевидно, не вызывает искажающего действия. Следовательно, избыточное бремя зависит в рассматриваемом случае исключительно от величины t.

 

Открыть рисунок

Рис. 6.16. Прогрессивное налогообложение дохода с постоянной предельной ставкой.

 

Но и в общем случае дестимулирующее влияние налогообложения на трудовые усилия связано именно с величиной предельной ставки налога. В самом деле, значение имеет сопоставление дополнительных усилий с приростом дохода. Желательно, чтобы при прочих равных условиях предельная ставка была как можно ниже.

 

Допустим, что сформулированы некоторые требования к распределению доходов, относящиеся как к их минимальному уровню, так и к степени дифференциации. При оптимальном линейном налогообложении доходов минимальный уровень потребления, гарантируемый каждому члену общества независимо от трудового вклада, — не что иное, как аккордное пособие G. А посленалоговая дифференциация доходов регулируется предельной ставкой t. При прочих равных условиях, чем больше G, и чем значительнее намечаемое выравнивание доходов, тем выше оптимальное (минимально возможное) значение t. Итак, при заданных социальных ограничениях налогообложение в принципе может быть оптимизировано, дабы избежать неоправданных потерь эффективности.

 

На практике предельная ставка налога обычно не бывает постоянной. При этом нередко для лиц со средними доходами она бывает ниже, чем для тех, чьи доходы очень высоки либо относительно низки. Резкое, неравномерное увеличение налоговых ставок с ростом доходов бывает следствием сознательных политических решений, а высокие фактические предельные ставки для лиц с низкими доходами возникают в тех случаях, когда, достигнув некоторого порога заработков, индивид одновременно перестает быть получателем пособий и становится плательщиком относительно высокого налога. Представим себе, например, что линия, изображенная на рис. 6.16, была пологой слева от точки Y*, в районе этой точки круто пошла вверх, затем вновь стала пологой, а в крайней правой части графика опять резко увеличила крутизну. В этом случае определенная часть тех, кто мог бы жить собственным трудом, предпочли бы выступить в роли иждивенцев общества (оставаться слева от пороговой точки Y*).

 

Ясно, что как из соображений справедливости, так и из соображений эффективности фактические предельные ставки обложения сравнительно низких доходов не должны быть выше, чем у получателей высоких доходов. Это значит, что шкалы прогрессивного налогообложения необходимо рассматривать в комплексе со шкалами разного рода социальных выплат, имеющихся в конкретном обществе.

 

Что же касается налогообложения наиболее высоких доходов, то многое зависит, во-первых, от их удельного веса в совокупных доходах общества и, во-вторых, от их связи с трудовыми усилиями, разумеется, понимаемыми широко. Если на долю наиболее обеспеченных налогоплательщиков приходится сравнительно небольшая часть национального дохода, а сама эта группа состоит из наиболее активных и эффективно действующих предпринимателей, изобретателей, деятелей искусства и т.п., то введение сверхвысокой верхней предельной ставки, с одной стороны, не приведет к значительному росту поступлений ввиду узости соответствующей налоговой базы, а с другой — окажет нежелательное дестимулирующее воздействие. При ином характере доналогового распределения доходов вывод, естественно, может оказаться иным.

 

Пусть возможно создание двух не вполне одинаковых систем, в равной мере отвечающих одним и тем же требованиям к распределению доходов, однако первая из двух порождает большие потери эффективности, чем вторая. В этом случае переход от первой ко второй представлял бы собой Парето-улучшение. Налоговая структура, являющаяся в указанном смысле наилучшей при данных условиях (включая имеющуюся информацию и возможности сбора налогов), называется Парето-эффективной налоговой структурой.

www.funansust.ru


Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector